плюс1
"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
мисси сказала:

А Леонидова тут опять перемкнуло - то он розыгрыши по книжке изучал или придумывал, а то решил, что он мастер хитроумных вопросов и пристает с ними ко всем. Леонова спросил, например, как то считает, чья фамилия из них главнее, а чья производная. Макса замучил вопросом, не считает ли тот, что лысым не место в органах, а когда Максимов вызверился, сказал, что имел ввиду Гнездилова, конечно. Гнездилову же, кстати, задал какой-то совсем не смешной и идиотской вопрос про коней, меринов и прочих жеребцов - даже тот покрутил пальцем у виска и сообщил, что у Леонидова опять обострение идиотизма.
А потом в отдел зашла эта их общая, и Леонидов ее спрашивает: "А можешь, Лена, сказать мне что-то одновременно радостное и неприятное?". И смотрит эдак типа с хитрым прищуром. Гнездилов чуть со стула не свалился, Макс просто подошёл и проверил, нет ли у Леонидова жара, Вахтанг аж телефон выронил. Эта их как стояла столбом, так и застыла, а потом осторожно так спрашивает: "Лёш, ты правда не знаешь этого анекдота?".
- Какого анекдота, я сам это придумал!
- Ах, сам, - Макс говорит. - Леночка, тут тогда не стесняйся, сообщи ему всю правду!
- Дурак ты, Максимов! И вообще, откуда ты так точно уверен, что это правда?
Леонидов понял, что что-то не так идёт, головой вертит, но спрашивать, что к чему, не решается. А Макс ласково так этой их общей говорит:
- Ну неужели ж мы не мерялись, ну Леночка!
Вот тут Гнездилов совсем со стула свалился, а Лена плюнула и ушла. Тут уж Леонидов не выдержал и спросил, что к чему. Макс только рукой махнул и ушел, а Леонов, добрая душа, анекдот нагуглил и Леонидову на экране показал. Тот аж в лице изменился и в лабораторию побежал. Гнездилов так смеялся, что даже икать начал.

Тогда я сказала:

... Потом Леонидов полдня анекдоты читал. Всё пялился в монитор, то пожимал плечами, то хмыкал одобрительно, а пару раз даже смеялся, я сам слышал. Общаться с ним в тот день было невозможно, на все вопросы отвечал рассеянно, не отлипал от компьютера, даже на обед с этой их общей не пошёл, так и остался сидеть за компьютером, пил чай из термоса и жевал какую-то шоколадку.
А вот Макс уходил. И о чём-то с Леной пытался договориться. Просил её о чём-то. Она отказывалась, шипела: «Максимов, ты идиот, это уже совершенно не смешно, да и всё-таки надеюсь это только ты такой придурок, он не таков» я мало что понял, но особо не прислушивался, мне интереснее было с Максом прогуляться. Я очень надеялся, что он про меня вспомнит, выведет размяться. Вспомнил таки, отстал от этой их общей, оставил её как обычно серьезную и рассерженную. Но какое мне до этого дело, мы славно погуляли, он со мной немножко побегал, хоть и ворчал потом, что устал, что уже не мальчик, что надо отдыхать когда есть возможность и не надо бегать за преступниками... но к этому его ворчанию я тоже, конечно, не прислушивался. Я же его знаю, меня он не проведёт.
Под вечер Леонидов и Лена собрались домой ехать, что-то она задерживалась в лаборатории, и Лёша вместо того, чтобы ножками пройтись и её позвать, решил, что надо ей позвонить. Никак не мог найти телефон, Максимова почему-то это жутко развеселило, он ухмыльнулся и протянул Лёше свой.
- Так уж и быть, можешь моим смартофоном воспользоваться, - говорит. А рожа при этом хитрая-хитрая.
Леонидов Лену набрал, та ответила, и даже я услышал, как громко она спросила: «это ты, мой жеребец?»
Не только я услышал, все услышали. Гнездилов снова чуть со стула не свалился, Ленов в этот раз ничего из рук не выронил, отреагировал спокойнее, все-таки быстр обучается, но заулыбался, конечно, во весь рот. А вот Лёша телефон из рук выронил и долго ещё рот разевал, пытался что-то сказать. Гнездилов с Леоновым, сердобольные на два голоса ему анекдот про жеребца рассказали, кое-как успокоили, водички налили. А Макс куда-то вышел, и я краем уха слышал, как он благодарил Лену и называл умницей.
На следующее утро Леонидов выглядел совсем не выспавшимся.
- не удивлюсь, если и ночью анекдоты читал, - предположил Макс. Гнездилов издевательски посмеялся, а Вахтанг сочувственно покачал головой.
Потом Лёша сидел за столом и откровенно засыпал. Он пытался читать какие-то документы, перебирал бумаги, но голова клонилась вниз, он почти ложился на стол, нервно вздрагивал, дёргал головой и пытался придать лицу осмысленный вид. Макс в конце концов плюнул и уложил его на диванчик. К моему удивлению Лёша не спорил, даже пробормотал что-то явно благодарственное, пока устраивался поудобнее, укладывал руку под голову. К ещё большему моему удивлению ни Леонов, ни даже Гнездилов никак это не прокомментировали, оба промолчали, занялись каждый своим делом.
Потом я понял, что рано расслабился и потерял бдительность. Гнездилову же неинтересно, когда всё хорошо и спокойно. День шёл своим чередом, всё было тихо и мирно, Макс куда-то ушёл, следом за ним и Гнездилов. Лёша мирно посапывал на диване, Вахтанг сидел за компьютером, и ничто не предвещало.
Гнездилось ворвался в кабинет, открыл дверь буквально пинком.
- Вот вы тут сидите, этот так вообще спит, а там в лаборатории такое, там Лена Максу ууу, - возбужденно заорал он, размахивая руками.
- Анекдот рассказала, - вкрадчиво предположил, появившись у него из-за спины Максимов.
- Они так смеялись, так смеялись, - ехидно подхватил Вахтанг.
- Чуть с постели не упали, - не открывая глаз добил Лёша, улёгся поудобнее и снова провалился в сон.
Такие моменты позволяют мне не забыть, что Леонидов прекрасен почти так же как Максимов. А ещё я подумал, что, возможно, сегодня Лёша снова будет ночевать у нас, возможно, они будут рассказывать анекдоты, возможно, они оба придут завтра на работу не выспавшиеся, хотя вот последнее уже маловероятно, Макс ведь о нём заботится. Как известно, какая разница кто с кем спит - главное выспаться.....

И мисси сказала:

Кстати, про выспаться. Макс тут попросил меня остаться на денёк с Леоновым, мол, у них с Леонидовым важное дело. Ну я что, мне не трудно, у Леонова жена добрая, пирожками меня всегда кормит, почти такими же вкусными, как Клавдия Олеговна. Поехал, значит, я домой с Леоновым, а Макс с Леонидовым куда-то ушли с серьезными лицами.
На следующий день пришли мы на работу, в кабинете пусто как-то, один этот, в шляпе сидит с хитрой рожей.
- А что, Леонов, ты знаешь куда наши соколики отправились?
- Да мне-то что, сказали в командировку - значит, в командировку.
- Так-то оно так... Только никакой командировки им шеф не выписывал, я лично узнавал!
- Как не выписывал? - Эта их общая как всегда не вовремя притащилась и почти все слышала.
- А вот так! Ох, сочувствую я тебе, Ленка! Два мужика - и оба изменяют! Хорошо ещё не друг с другом! Хотя... Ой, кто их знает, я бы на твоём месте внимате... Да заткнись ты! - Это мне уже, потому что я такой бред слушать не стал и хорошенько Гнездилову высказал, что я о нем думаю.
Но эту их общую если что-то завело, то уже не остановить.
- Вахтанг, куда они поехали?
- Да точно тебе говорю! Сауна, тёлочки, все дела! А то и без тёлоч... Да все, молчу я, хватит лаять, животное!
- Лен, - это уже Леонов, - Да я правда не знаю. Макс попросил вот за Псом посмотреть пару дней, ну и все.
Тут эта ко мне подходит.
- А ты знаешь, где они? Не знаешь... А найти сможешь? Ну пожалуйста!
И тут я понял, почему Макс с ней так носится. Я же тоже такой же: когда она меня просит, вот так вот в глаза глядя, я же тоже только киваю и соглашаюсь. Вот и сейчас, уже мчимся по улице очень веселой кавалькадой: впереди я, сзади Гнездилов за рулём своего драндулета, Лена там на пассажирском сидении вся нервная, ну и Леонов за компанию. Вообще никого в отделе не осталось, между прочим.
Я запах чувствую едва уловимый, бегу за ним - но что-то странно, куда он меня ведёт. Пригород уже какой-то начался, частный сектор. Вдруг чувствую - оно! Забор, за ним видна огромная территория и вывеска на нем какая-то пафосная: Загородный клуб. И машина Макса стоит, родненькая.
Гнездилов к воротам подъехал и давай сигналить. Охранник вылез, наглый такой кабан.
- Чо надо?
Леонов пытался по-нормальному объяснить, но Гнездилов из окна высунулся и орет: "Притон ваш накрывать приехали, допрыгались, голубки!". Охранник пистолет достал и говорит:"Чо?", Гнездилов сразу обратно и нырнул. Зато эта их общая вышла и говорит своим самым страшным спокойным тоном:
- Полиция. Разрешение на ношение оружия есть? Чья это машина? С кем он здесь?
Охранник сразу стушевался, пистолет спрятал и говорит:
- Да это двое тут... Приехали... Вчера, да. Номер сняли и сидят в нем.
- Вдвоем? Ну, поздравляю, Ленка, допрыгалась! Теперь твоя очередь, теперь ты будешь их обоих ревновать! Ай, ну ты чего? - это Леонов ему подзатыльник отвесил.
Ну, мы на территорию зашли, машину поставили и отправились в корпус. Шикарный, надо сказать, Загородный клуб. Сосны, воздух, пруд какой-то, в общем, всё для полноценного отдыха. Эта впереди мчится, аж каблуки между плиток втыкаются. Гнездилов вокруг нее вьется, все бред все на разные лады излагает. А мы с Леоновым идём сзади спокойно, природой наслаждаемся.
До корпуса дошли, эта на ресепшене спрашивает:
- Леонидов в каком номере?
- А вы, собствен...
- Полиция!
- В восьмом.
Она портье отодвинула и по коридору вперёд. Домчалась до восьмого номера, остановилась, выдохнула и постучала. Тишина. Громче постучала. Тишина. Она повернулась и говорит едва слышно, но решительно:
- Выбивайте!
Ну, Гнездилов только разбежался, портье кричит:
- Подождите, подождите, у меня ключ есть!
Открыли дверь, эта их общая первая вошла, а больше никого Леонов не пустил, как Гнездилов ни пытался. Пришлось мне даже рыкнуть чуток, чтобы он рваться перестал. Да и портье заодно успокоилась.
В номере, тем временем, тихо. А потом Макс вывалился, злой как чёрт. И эта за ним, смущенная.
- Вот что ты за человек, Лена! Выспаться не даёшь даже в командировке!
- Да какая командировка! Хватит врать уже!
- Не ори! Леонидова разбудишь!
- Ой, прости.
- Все, я спать. Меня ещё на сутки шеф отпустил, имею право. Пёс, пока! Хотя, оставайся-ка ты с нами, раз ты нас нашел. Тоже выспишься.
Портье было рот открыла, что с собаками нельзя, но на нее все, даже Гнездилов, так посмотрели, что она поняла, что спорить не следует.
И тут Леонов говорит:
- Макс, а у тебя паспорт с собой?
- Какой паспорт, Вахтанг, что ты несёшь?
- А. Понятно.
- Что тебе тут вообще понятно, Леонов? Что тут происходит вообще? - это Гнездилов очнулся.
- Понятно, почему Лена не ошиблась, что номер на Леонидова оформлен. А происходит здесь, Гнездилов, простая мужская дружба.
Гнездилов так глаза выпучил, что даже портье рассмеялась.
- Люди отсыпаться приехали, Игорь. Просто отсыпной у них. А ты со своими дурацкими выдумками и меня сюда притащил, и мешаешь всем. Поехали, работать кто будет?
И они уехали. А Леонидов так и не проснулся, даже когда я рядом захрапел. Просто перевернулся на другой бок и одеялом поуютнее укутался.

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов