плюс1
"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
А потом я спросила, а где Гнездилов

А Ольга сказала так:

... вчера почуял за дверью этого, в шляпе. Пыхтел, как паровоз. Проводки какие-то под дверь просовывал. Ну да я ему их пооткусывал. Из-за двери донеслось традиционное: "Сукаааа!". Когда же он поймёт, что я - кобель.

А мисси сказала так: и это было не совсем законно то есть совсем незаконно вообще, мы изначально собирались играть в стёб

А вчера этот в шляпе сидел в кабинете вечером один. Шляпу снял, тёток своих противных голых на компьютере выключил, сидел, просто смотрел в никуда. Макс с Леонидовым у этой их общей в лаборатории ошивались, видать выясняли, кто к кому ночевать пойдет. А меня выгнали, чтобы не мешался, не перетягивал на себя одеяло симпатий, как Леонидов выразился. Ну я и пошел в кабинет. А там этот сидит. И лицо такое... Словно завоет сейчас. Я как вошёл, так и застыл на пороге, сам чуть не взвыл. Этот вскочил, шляпу свою идиотскую напялил и говорит: "Ты что уставился? Что припёрся? Тебе что надо? Уууууууу, псина блохастая!" - и по загривку меня потрепал. Не как всегда, как будто пнуть хочет, а так... Ну, как Леонидов с утра. Я ему от неожиданности аж руку лизнул. Тут подскочил, руку об пиджак вытер и ушел. Только перед тем как дверью хлопнуть, посмотрел на меня так протяжно, так тоскливо, что я не выдержал и завыл таки. Так завыл, что аж Макс с Леной прибежали, перепугавшись. И Леонидов пришел следом, спокойный такой, вальяжный. А глаза бешеные и желваки на скулах ходят. Я на него посмотрел, на этих двоих посмотрел, подошёл к Леонидову, за пальцы его зубами взял аккуратно, и мы ушли. А эти пусть сами разберутся, что у них и почему. Если смогут. И если захотят, конечно

Тогда я сказала так: потому что дурак и драмаквин и люблю розовые сопли

... вышли мы с Леонидовым из здания (я изо всех сил старался делать вид, что это он меня ведёт, а не я его) а из-за угла нам навстречу этот идёт, неприятный который, в шляпе. Весь ссутуленный, глаза по сторонам бегают, он даже подлянки свои не с таким видом устраивает. Подошёл к нам, воровато оглянулся по сторонам, мельком посмотрел на Леонидова, а потом сунул руку в карман. Я опасность всегда чую, инстинкт у меня. И тут опасность почуял, сам не понял, что происходит, но ох как это всё неспроста. А он вытащил из кармана сосиску, быстро снял с неё целлофан и протянул мне на раскрытой ладони. Я эти сосиски знаю, в магазине неподалёку продаются, однако быстро же он успел в этот магазин забежать и сосиской разживиться Я угощение, конечно, съел, кто же будет отказываться, но чувство опасности и чего-то неправильного меня не оставляло. Тут-то всё и началось. Пока я сосиску доедал и облизывался, Леонидов потрясено молчал, а этот неприятный нахлобучил свою шляпу поглубже (уверенность она ему придаёт, не иначе) зыркнул злобно из-под полей и надтреснутым голосом сказал "неужели даже он меня терпит просто потому что добрый, а не из-за дяди генерала?" Я в этом вопросе ничего не понял, кроме того, что я добрый, так в этом ничего удивительного нет. А вот Леонидов что-то понял. Посмотрел на неприятного внимательно и мягко спросил: "ты правда думал, что нам есть какое-то дело до твоего дяди?" Я очень его голосу поразился, он даже с этой их экспертом так ласково не разговаривал никогда. А ещё понимать кое-что начал. Этот неприятный в шляпе, он оказывается боялся, что они его прощают и ни разу в морду не дали за все его подлянки не потому что любить умеют (хоть и странно любить, с дикими вывертами) а потому что дядю боятся. Он не только неприятный, но ещё и глупый совсем, получается. Я к нему подошёл и снова руку лизнул, ну а что я ещё мог сделать?! И он не отдернул, не заорал как обычно. А Леонидов ещё больше нас удивил. Да и самого себя, кажется, удивил. Подошёл к этому неприятному и честное слово взял его за пальцы. Так же аккуратно как я давеча в кабинете самого Леонидова за пальцы зубами брал. Леонидов этого неприятного, конечно, не зубами, а рукой прихватил. Но всё равно обалдели мы все. А потом Леонидов просто сказал "ну пойдём" и я не понял, кому он это сказал, мне или этому неприятному. Но мы пошли все втроём, и мне уже не надо было делать вид, что я веду Леонидова или что он меня ведёт. Теперь уже этот неприятный с Леонидовым куда-то тихонько вели друг друга. А я просто шёл рядом. Потому что я всегда рядом, я по-другому не умею...

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов