плюс1
"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Это был некий вызов самой себе
Потому что написано было по неосторожной фразе " если вдруг вы с ним останетесь последними людьми на Земле" Боюсь, что в таком случае человечество обречено
Ну и я долго думала как написать что-нибудь адекватное про такую ситуацию
Фантастику не то чтобы не люблю - сочинять не умею
А сон - это слишком банально и очевидно
Но все-таки выкрутилась
И самой даже нравится. Без ложной скромности

И я по-прежнему не умею здесь привинчивать песни
Саундтрек: Олег Медведев "Форнит"
(Да и не только к сказке, но и к тому дёрганному шакалу тоже немного)

Как обычно, все совпадения вымышлены
Все герои не случайны

Даже если бы ты был последним человеком на Земле...


Истину о том, что многие знания рождают многие скорби он усвоил в пятилетнем возрасте. Просто тогда ещё не умел так красиво формулировать. Ухо, впрочем, горело ещё несколько дней. А чувство странного стыда и невыносимой обиды жгло и того дольше.
В тот день родители пошли в гости к новой маминой приятельнице. Его взяли с собой и не потому что не с кем было оставить, а потому что им так и сказали, мол, приходите с сыном, пусть познакомится с моей доченькой, наверняка, детки подружатся. От обилия сюсюканья его немного подташнивало, но пойти в гости к новому человеку, конечно, было всё равно интересно. Они с родителями сначала долго-долго ехали на автобусе, потом на другом автобусе, а потом ещё и пешком шли. Вот шли, наверное, не очень долго, но он устал, вымотался, да и не терпелось прийти уже скорее, увидеть как они живут.
Дочка маминой приятельницы оказалась неплохой девчонкой, у неё в комнате было много игрушек, но не какие-то скучные куклы, а всевозможные машинки, динозавры и даже восхитительная ракета, которая летала совсем как настоящая. Они долго играли в отважных космонавтов, покоряли новые планеты, а потом вышли в открытый космос и зависли там среди звёзд и безжизненного пространства.
- Давай играть, будто мы последние люди на Земле? - предложила она.
- Давай! - с готовностью согласился он - И что мы будем делать?
- Надо понять, как теперь жить дальше, - она серьезно нахмурилась, закусила губу и задумчиво почесала затылок.
А он в ответ радостно рассмеялся. Он понял, что знает, что надо делать дальше. Если они последние люди на Земле, значит надо сделать так, чтобы появились ещё люди. И он знал, как это делается, пару дней назад ему объяснили это взрослые ребята во дворе. Совсем взрослые, они уже учились в школе. Он сначала не поверил, что все происходит и правда именно так, как они рассказывали, но разве будут школьники врать? Да и кошки рождают котят друг от друга, это он и сам знал.
Захлёбываясь от радости, он рассказал ей, что знает, что надо сделать. Надо родить нового человека, чтобы они не были последними людьми. Она слушала внимательно, хмурилась всё сильнее, но кивнула доверчиво и спросила, а что именно делать. Он, так же смеясь от непонятной ему самому радости, легонько толкнул её на пол, чтобы она легла на спину и стал стягивать одежду. Юбка, колготочки - сколько же у девчонок всего лишнего! Он дошёл уже до трусишек, увидел картинку-смешную мультяшную собаку, но она в этот момент громко и испуганно заревела, а в комнату ворвалась её мама. Гневно вскрикнула, рывком подняла обоих детей с пола, его же цепко схватила за ухо и повела на кухню, где взрослые мирно пили чай.
Ухо горело, разболелась голова, она что-то злобно и яростно говорила говорила его родителям. Он не понимал ни слова, не понимал, за что на него рассердились и что он сделал не так. Было страшно, очень обидно и невыносимо хотелось домой. Его желание исполнилось, папа почему-то помрачнел, взял его за руку и повёл одеваться. Мама немного задержалась на кухне, тоже говорила что-то в ответ хозяйке, но и маминых слов он не понял, да и было уже плохо слышно. Папа помог ему застегнуть сапожки, быстрым движением накинул шарф и замотал его как-то совсем неаккуратно, нахлобучил зимнюю шапку. Он никак не мог понять, сердится ли папа, а если сердится, то всё-таки за что. Мама тоже вышла к ним, молча оделась, холодно сказала приятельнице: "Всего хорошего" и они втроём вышли на лестничную клетку. Последнее что он увидел была девочка, которая выглядывала из своей комнаты, спрятавшись за дверь. Она смотрела немного испуганно и очень-очень серьезно.
- До свидания, - пробормотал он то ли девочке, то ли её маме, но все равно получилось это так тихо, что скорее всего никто его не услышал.
Домой они ехали в молчании, папа хмурился и покусывал губу, а мама смотрела в окно с таким интересом, будто никогда не видела их родного города. А он пытался понять, что произошло. А ещё хотел, чтобы голова больше не болела и чтобы ухо наконец перестало гореть.
Дома папа сел в кресло, но не стал брать в руки газету или пульт от телевизора, как делал обычно, а усадил его к себе на колени и спросил наконец, что он собирался делать, и как вообще ему в голову пришла такая идея.
Он рассказал всё честно. И про то, как они с девочкой играли в космонавтов, а потом решили играть в последних людей на Земле, и про то, что девочка не знала, что следует делать, а он понял, что нужны новые люди, чтобы они не оставались последними. И так же честно рассказал про то, как мальчишки во дворе объяснили ему, откуда берутся новые люди. И наконец совсем тихо спросил, почему мама девочки так страшно кричала, и за что она оттаскала его за ухо.
Конечно, папа ему всё объяснил. И о том, что детей нельзя дёргать за уши, никаких детей нельзя, ни чужих ни своих. О том, что он не сделал ничего плохого, просто мама девочки расстроилась от того, что её дочка плакала, ведь все родители переживают за своих детей. А ещё папа объяснил ему, что ребята и правда не врали, и новые люди получаются именно так, но не всё так просто, ребёнок не может получить нового человека потому что он ещё к этому не готов, ведь в мире всё устроено очень разумно, и например котята у кошек или щенки у собак рождаются только у взрослых, у тех, кто сможет о них заботиться, защищать их и добывать для них еду. Заботиться о ребёнке ещё тяжелее чем о котёнке или щенке, это могут делать только взрослые, поэтому дети и появляются у взрослых. А ещё задумано так, что дети появляются не у всех подряд взрослых, а у тех, кто друг друга любит и по-настоящему этого ребёнка хочет и ждёт. Тогда есть возможность получить малыша. Но надо быть очень ответственным, оберегать его, воспитывать, защищать и любить. Для этого сначала самому надо вырасти.
Папины объяснения понравились ему больше, чем объяснения мальчишек во дворе. Он понял, что обязательно это запомнит и, наверное, позже подумает об этом.
Оставалось выяснить самое главное.
- Я правда не сделал ничего плохого, папа? - с тревогой спросил он, доверчиво, заглядывая ему в глаза.
- Ты не сделал ничего плохого, малыш, - твёрдо и очень серьёзно ответил ему папа, и он поверил и успокоился.
Папа крепко обнял его, поцеловал в макушку и попросил сначала вырасти и стать ответственным, а потом уже думать про детей. И ещё папа объяснил ему, что не все слова в жизни надо воспринимать буквально. Бывают иносказания, метафоры, красивые фразеологизмы. Папа увлёкся и стал приводить примеры метафор, а он заскучал и уснул в надёжном кольце папиных рук счастливый и совершенно успокоенный.
Прошло много лет, он вырос и понял, насколько мудро поступил его отец. Ещё он понял, что это было важнейшим уроком. Он старался быть ответственным, получалось с переменным успехом. А ещё старался не всё воспринимать буквально, это получалось хуже.
Он узнал фразу "даже если бы ты последним человеком на Земле" Обидно, но услышал её от красивой девушки, в которую был нежно и трепетно влюблён. Это стало его тайной обидой, иногда он думал, что всё прошло, но порой ему что-то не удавалось, дела шли наперекосяк, и он вспоминал эти слова со странным и болезненным наслаждением "даже, если бы ты был последним человеком на Земле" - есть от чего огорчаться...
Шло время, и всё шло своим чередом. Однажды он встретил девушку. В принципе, ничего особенного, у него были разные отношения, но эта девушка его чем-то зацепила. Она любила поговорить и говорила временами странные вещи. На вопрос нравится ли он ей, всегда отвечала уклончиво и ничего определённого. Но сама любила, чтобы он в своих словах раскладывал всё по полочкам и объяснял. Он не мог понять, играет ли она и держится на расстоянии, или правда не умеет хитрить - по крайней мере она так утверждала. Давно следовало бы забыть о ней и двигаться дальше, но что-то не отпускало. С ней было интересно и странное ощущение "комфортно" Нет, не всё было гладко, она умела завестись по пустякам (но к её чести , надо сказать, честно предупредила его об этом) придумывала какие-то проблемы, и, честно говоря, в её головушке было очень много ерунды.
Она казалась ему странной, он никак не мог её понять, но она притягивала. На вопрос по-прежнему не отвечала, и кто её разберёт. Они гуляли, шутили и дурачились, она с неподдельным любопытством расспрашивала про его работу, коллег, друзей, прежние отношения - и было видно, не ревнует, а искренне интересуется. Так же охотно рассказывала про себя, делилась эмоциями и сочиняла сказки. Сказки были такими же странными, как она сама. Но на вопрос по-прежнему не отвечала.
Однажды он всё-таки не выдержал и буквально припёр её к стенке с требованием ответить, нравится ли он ей. Убежать было некуда, отвертеться не получилось бы. Она мучительно нахмурилась, а он уже изучил её достаточно для того, чтобы понять, сейчас будет говорить о чём-то для неё тяжелом, о чём-то, чего сама не понимает и возможно боится.
- Ты мне не нравишься, - честно сказала она - Но я тебя люблю. Сама не знаю, как так получилось.
И прозвучало это до того серьезно, безо всякого девического кокетства, что он остро понял - не врёт. А ещё понял, что это не ванильная ересь вроде того, что "ты мне не нравишься, а я тебя люблю" "больше тебя люблю жизнь, и ты так и не поймёшь, что ты это жизнь" нет, сказано было чётко: не нравишься, но люблю. Что с этим делать он не понял, завис среди звёзд и безжизненного пространства, как когда-то давно-давно в детстве.
Девушка тоже, видимо, не понимала, что с этим делать. Помолчали. Она всё так же хмурилась, вздыхала виновато.
Потом посмотрела исподлобья и осторожно сказала: "даже, если бы ты был последним человеком на Земле..."
Он взвыл и понял, что подсознательно ожидал именно этого. Наверное, не стоило ввязываться в общение с этой девушкой. Она-то ему правда нравилась. Но снова всё то же самое. Такими же словами. Не зря она всегда казалась ему похожей на ту, красивую. На ту, самую любимую и чудесную.
- Ты снова понимаешь всё слишком прямо, - мягко улыбнулась она - Прости, я снова забыла об этом. Даже, если бы ты был последним человеком на Земле, я имела в виду, если бы ты был последним негодяем и сволочью, я любила бы тебя. Ты удивительный, и это очень странно, я никак не могла тебя понять, я думала про тебя очень много и знаешь...
Она говорила бы ещё долго, о да, умение говорить - это было то, в чём она была действительно хороша. Но он ухмыльнулся, вспомнил, что он давно уже взрослый и глупо обижаться и чего-то бояться, вспомнил все папины объяснения и заткнул поток слов старым как мир, но действенным способом. Девушка ответила на поцелуй, крепко сжала его ладонь, совсем детским беззащитным жестом, и он подумал, что самое главное, что она его любит. У них теперь много времени, он ещё успеет сделать всё, чтобы ей понравиться.


@темы: ориджинал, буквы, с которыми я играю