14:56 

и ещё буквенное

плюс1
"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Меня попросили написать об этом человеке "опираясь на те немногие факты, что мы о нём знаем"
И в общем-то у меня у самой в голове что-то крутилось
Получилось то, что получилось
Наверное, мальчишка следует писать с большой буквы, это как-будто имя
Но я пока не писала это с большой
Да, это намеренные повторы везде мальчишка мальчишка Мальчишка. Потому что

Да, саундтреком к этому всему (да и к этому человеку в общем-то) Смысловые галлюцинации "Какие демоны тебя ведут"

Все совпадения выдуманы. Все герои не случайны

Петля Нестерова

Говорят, что у кошек девять жизней. Он иногда задумывался, а хотелось бы ему так? Девять это хорошее число. И явно кошачьи жизни идут друг за другом, в строгом порядке, не происходит путаницы. То есть вот этого уже никто не утверждал, он просто сам так думал.
В его случае все было сложнее. Он уже сам запутался, сколько жизней. Девять? Меньше? Или, увы, существенно больше?
Он точно помнил, что когда-то был монахом. Смешно и глупо, но ярче всего вспоминалась густая окладистая борода, теперь он понял, что это было предметом его тайной гордости. Тогда он об этом не задумывался. Красивая была борода, честное слово. А сейчас смотрелся в зеркало и рассеянно почесывал абсолютно гладкий подбородок - ментам не положено отпускать бороду. Что же, это не самое страшное, это можно перетерпеть. Гораздо страшнее было то, что он забыл о том, кто такие монахи. Почему иеромонах? Что это значит? А как монахи живут, разве не должны они подвизаться где-то на краю света, отрешившимся от всего мира, не зная ничего о том самом мире? Кажется, он молился по чёткам, он и теперь иногда будто по-настоящему ощущал пальцами круглые бусины, стёртые в часы длительных молитв. Но ведь современные монахи живут в городах, у них есть аккаунты в соцсетях, а некоторые даже выигрывают певческие конкурсы. Правильно ли это? Эти размышления сводили с ума, и он предпочитал не думать о подобном. Хватало, что его сознание и без того разделялось на пласты.
В одном из этих пластов он обнаружил себя на больничной кровати, из вены торчала игла капельницы, горел неяркий ночник в углу комнаты, и стояла какая-то гнетущая тишина. Он попытался выдернуть иглу, взвыл от внезапной боли, но тут же заткнулся, не хватало ещё привлечь внимание. Впрочем, его манёвры не остались незамеченными, и рядом нарисовался тот, кому он всегда был рад.
- Тише ты, нельзя так резко, надо аккуратно, - прошептал мальчишка и меееедленно вытащил иглу из вены. Дышать стало намного легче, он обалдел от этой разницы, удивлённо потряс головой, возвращая мысли на место и аккуратно потёр сгиб локтя и вену, где только что торчала игла.
Морок рассеялся, пропала капельница с иглой, конечно, ушёл мальчишка, больничная кровать трансформировалась в диванчик, стоящий в дежурке, и только ночник по-прежнему горел в углу комнаты. Им всем нравился этот ночник, он делал казённое помещение немного похожим на семейный дом, никто только в этом не признавался вслух, конечно.
- Вот смотрю я на тебя и думаю, может, ты наркоман? Проверить бы тебя, поднимешь нам показатели раскрытых дел, - ехидно сказал напарник и весело подмигнул.
- Захлопнись, - мрачно ответил он, снова потёр руку, потряс головой и удобнее прикорнул на продавленном диванчике. Дежурство подходило к концу, скоро можно будет отдохнуть и нормально поспать.
Он и сам понимал, что выглядит странно. Это было любимой темой их опергруппы (как дети малые, честное слово, будто ничего другого нельзя перетирать в разговорах)
Конечно, все уставали на дежурствах, многие недосыпали, но всё равно они выглядели приличнее. Никто кроме него не носил постоянно тёмные очки, никто не был таким дёрганным, и ни у кого из них настроение не менялось так часто.
Дурацкая шутка: мент - бывший (или даже нынешний?) наркоман. Никто не помнил, с чьей лёгкой подачи она вошла в народ, но укоренилась прочно. Он не обижался, знал, что его любили, не взирая на все его странности. А его и правда ценили за полную отдачу делу, за потрясающую трудоспособность, а главное за умение не видеть недостатков в окружающих людях. Он не видел, вот и его странностей не замечали.
Он долго потом думал, почему капельница, почему больница? Жаль, не успел ничего разглядеть. Правда ли клиника для наркоманов? Или бандитская пуля, попавшая в живот во время очередного задержания опг?
Снова противно заныли шрамы на спине, и он вспомнил, как боялся в самый первый раз. От липкого страха слабели колени, сердце колотилось слишком сильно, дыхание перехватывало.
Как всегда бывало в трудных ситуациях, пришёл мальчишка. Внимательно посмотрел на него и удивлённо спросил: "боишься?" В этом вопросе не было насмешки или презрения, но и сочувствия тоже не было, иногда ему казалось, что сочувствовать мальчишка просто не умел.
- Конечно, боюсь, - прошептал он сквозь зубы. И мальчишка снова исчез, а милицейская машина, в которой они ехали на задержание, продолжила свой путь. Он не знал, услышал ли кто-нибудь его шёпот, но уже когда они приехали на место и вышли на улицу, на похрустывающий под ногами снежок, старший их группы добродушный весельчак Игорь Михалыч едва слышно выдохнул ему в ухо: "Не бойся, здесь не о чем переживать" и всунул в руку сигарету, сказал, что это успокаивает. С ласковой усмешкой посмотрел из-под густых кустистых бровей и отошёл в сторону. А он спрятал сигарету в карман, подумал, что выкурит её потом, когда всё благополучно закончится.
"Или не благополучно" - пришла холодная, отвратительная мысль, и снова липкий страх сковал всё его существо.
Он испуганно огляделся по сторонам и снова увидел мальчишку. Тот впервые был не один, рядом с ним стоял такой же мелкий пацанёнок, смотрел на него насуплено и враждебно.
- Кто это с тобой? - желчно спросил он и сам поразился своей злости. Никогда ведь до этого не разговаривал с мальчишкой в таком тоне.
- Ты правда не узнаёшь?! - обиженно вскрикнул мальчишка и тоже посмотрел на него сердито, как и его спутник. Он наклонился поближе к неожиданному гостю, всмотрелся внимательнее, хотел пожать плечами и отвернуться, но вдруг узнал. Узнал и взгляд серых глаз, и светлые растрепанные волосы, и смешные светлые бровки, которые сейчас сердито хмурились.
- Сколько же лет назад я был таким? - удивлённо спросил он, протянул руку и осторожно взял себя-маленького за плечо. - Не сердись, - ласково попросил он, - Взрослым людям иногда бывает страшно, и я не исключение.
-Это так, - понятливо вздохнул собеседник, - Но ведь когда-то мы с тобой ничего не боялись. Помнишь, как мы штурмовали снежную крепость? Это ничуть не сложнее, уверяю тебя.
Он благодарно кивнул, потрепал обоих мальчиков по волосам и шкодливо-ребячески подмигнул. Хмурые рожицы перестали смотреть сердито и улыбнулись ему в ответ.
Когда они штурмовали здание, он ничего не боялся. И с удивлением понял, что это правда не сложнее, чем бежать в яростную атаку на детскую снежную крепость.
Только вот шрамы иногда надоедливо чесались. Но это, в сущности, такие мелочи.
- Почему же все-таки больница? - снова и снова спрашивал он самого себя, а иногда мальчишку, когда тот появлялся его проведать. Но, конечно, не получал никакого ответа.
Появлялся мальчишка всегда неожиданно. Но всегда в самый нужный момент. Так случилось и в тот раз, когда он, одурев от пластов своего сознания, от вопросов, на которые он не знал ответов, от странных воспоминаний и желаний, от опасностей, обид и тревог, но больше всего от собственного вранья, решил свести счёты с жизнью.
Он сидел на полу рядом с табуреткой и завязывал на толстой верёвке петлю. Петля никак не получалась, пальцы дрожали, а спина ныла всё сильнее, каждый шрам отдавался болью. Он ругался сквозь зубы и снова и снова ладил эту петлю. Так его и застал мальчишка.
- Что ты делаешь? - напряжённо спросил он и посмотрел на него встревожено.
- Знаешь что такое петля Нестерова? - ухмыльнулся он в ответ.
- Знаю, - кивнул мальчишка - И знаю, кто первым выполнил эту фигуру высшего пилотажа. Но при чём здесь верёвка, и что ты делаешь?
- Петля Нестерова - это мёртвая петля, - ухмыльнулся он. Пальцы снова дрогнули и соскользнули, но наконец-то удалось завязать петлю - Погляди, как хорошо получилось. Мёртвая петля, понимаешь?
Он тяжело встал, поставил табуретку ровнее и снова ухмыльнулся.
- Дурак! - звонко и зло выкрикнул мальчишка - Ты обещал, что мы летом будем играть в футбол.
Он удивлённо мотнул головой, подумал, что никогда такого не обещал, но хотел бы поиграть в футбол с мальчишкой. А ещё сделать деревянный кораблик и с первыми весенними ручьями запустить его в славное далёкое плаванье. И пойти собирать малину в лесу, дикую малину с такими прохладными, такими сладкими ягодами.
Только при чём здесь все кораблики, походы в лес и футбольные матчи, если он стоял перед табуреткой с верёвкой в руках?
- Дурак, - снова повторил мальчишка. И заплакал. Жалобно, горько, безнадёжно.
Он не умел успокаивать плачущих детей. Он вообще не знал, как вести себя с детьми. Но он твёрдо знал, что никто не должен плакать. И так же твёрдо знал, что его обязанность сделать всё, что в его силах, чтобы утешить плачущего.
- Прости, малыш, - неуклюже бормотнул он, опустился рядом с ним на корточки и тяжело положил руки ему на плечи - Может, ты поиграешь в футбол с кем-нибудь другим? С кем-нибудь, кто лучше меня.
- Дууууурак,- жалобно протянул мальчишка, всхлипнул и сердито скинул с себя его руки.
И он вдруг понял: дурак. Самый настоящий распоследний дурак, и какое же счастье, что мальчишка снова пришёл так вовремя.
- Маленький, мы обязательно поиграем с тобой в футбол, - серьёзно пообещал он. Снова положил руки ребёнку на плечи, и тот больше не вырывался, увидел и правильно понял как поменялось его настроение. Да и лицо, наверное, изменилось. Он и сам это чувствовал.
- При чём здесь верёвка? - упрямо и насуплено повторил мальчишка.
- Да не при чём, - улыбнулся он и почувствовал невероятное облегчение. Сам знал, что теперь это была не кривая пугающая ухмылка, а лёгкая светлая улыбка - Совсем не при чём здесь эта верёвка, малыш. Давай играть? Это будет змея.
Он удобнее перехватил верёвку, подвигал руками, чтобы получилась ползущая змея и даже негромко зашипел. Получилось хорошо, ему самому понравилось. Но мальчишка посмотрел так же хмуро и мрачно сказал: "Не надо змею. Маленького Принца убила змея, ты помнишь?"
Он мог бы поспорить о том, что не убила, а помогла вернуться домой, умерла лишь оболочка, и все мы помним об этом с детства. Но спорить совершенно не хотелось. И сейчас главным делом было успокоить мальчишку.
- Хорошо, - покладисто согласился он - Никаких змей. Тогда это будет.. хм.. а я знаю, это будет ковбойское лассо!
И остаток ночи они играли в самых-смелых-ковбоев-на-всём-Диком-Западе. Ловили с помощью лассо диких буйволов, стреляли из верного кольта и пили терпкий джин в прокуренных салунах.
Под утро мальчишка исчез. А он нигде не мог найти верёвку. И только ближе к полудню, когда он выполз покурить на лестничную клетку, он обнаружил верёвку, разодранную на несколько измочаленных кусков. Сделал ли он это сам, или это было дело рук мальчишки, он так никогда и не понял. Но, конечно, они никогда не говорили об этом.
А что такое в самом деле петля Нестерова? Он знал петлю Мёбиуса, знал временные петли, а петля Нестерова получалась действительно мёртвой. Если бы можно было сохранить приятное воспоминание, как во временной петле! Или увидеть что-то необычное под разными углами, как в петле Мёбиуса. Но что делать с петлёй Нестерова?
Летом они славно поиграли с мальчишкой в футбол. И кораблик сделали. Тоже получилось не весной, а летом. Но мальчишка не обижался на то, что он немного нарушил своё обещание, понимал, что у него действительно много опасных и важных дел.
И даже за малиной они ходили. Он откопал на антресолях эмалированный бидон, завернул в фольгу несколько бутербродов, и они, радостно хохоча, забрались в чащу леса, отыскали поляну, где росла малина с самыми прохладными, самыми сладкими ягодами.
Он держал мальчишку за руку, слушал его весёлую болтовню, и всё думал свои невесёлые мысли про петлю времени, петлю Мёбиуса, петлю Нестерова.
Он не знал, зачем живёт и куда может применить таящуюся в нём силу. Сила эта разрывала его на части, и единственное, чем он мог себе помочь - это выкладываться по полной на работе, во время очередных рейдов, планов-перехватов и бытовых рутинных дел.
Грустил и шевелил пальцами в воздухе, словно снова перебирал бусины чёток, истёртые от долгих молитв.
Иногда он не понимал, в каком мире живёт. Мучительно вспоминал, было ли это с ним, или он читал об этом в книге или видел в фильме. Возможно, поэтому он и не читал особо много книг, не смотрел особо много фильмов, боялся окончательно запутаться и смешаться в реальностях.
Например, он не был точно уверен, читал ли он в книге про брата и сестру, с одинаковыми именами. Кажется, они были близнецами, но он не помнил. Кажется, парень был лётчиком. Вот уж кто, наверное, знал всё про петлю Нестерова и не мучился вопросом, как применять эти знания на практике! Иногда он чувствовал непонятную зависть к этому придуманному персонажу книги.
Успокаивало только то, что у него тоже была сестра с таким же как у него именем. Или это была не сестра? Он и в этом не был точно уверен.
"Приветик, родная" "спасибо, родная" говорил он ей, забывшись. И услышав в ответ насмешливое фырканье, вспоминал, что сестра была только в книге. Но в принципе это затасканное слово "родная" которое на самом деле было для него крайне важным, можно было принять и за ветреность его характера. Он не спорил и не доказывал обратного.
Однажды он познакомился со странной девочкой и долго пытался понять, а это по-настоящему или тоже было увидено в фильме? Причём в фильме про девятнадцатый век, ну или в крайнем случае про начало двадцатого. Девочка носила длинные юбки и совсем не умела делать макияж (он почему-то сразу понял, что не только не хочет, но и не умеет) впрочем, нет, у неё же был пирсинг, и она не расставалась с айпэдом - значит она точно существовала не в девятнадцатом и даже не в двадцатом веке. Но её странные убеждения и идеи! Может, следовало познакомить их с мальчишкой? Эти двое нашли бы о чём поговорить. Но от этой мысли подкатывала захлёстывающая всепоглощающая ярость и ревность. И он пугался этого, а больше пугался того, что не понимал кого к кому ревнует. Знал только, что мальчишка его, и он не будет ни с кем его делить. А девочка... что девочка, могла бы она тоже стать "его"? Он не знал ответа на этот вопрос и от этого бесился ещё сильнее.
- Уёбок, - сердито сказал мальчишка, и он недоуменно поднял отяжелевшую голову. Попытался сфокусировать взгляд, но не преуспел в этом, мальчишка раздваивался, нет даже троился в его глазах и смотреть на это было невыносимо. Но потом до него всё-таки дошёл смысл услышанного. Осознал сквозь пелену тумана и головной боли.
- Что ты сказал? - неверяще спросил он - Ты вообще знаешь что это такое, откуда ты нахватался таких слов? - голос сорвался в некрасивый визг, и он понял, что не в состоянии сейчас читать лекции по изящной словесности, не в состоянии воспитывать маленького паршивца. Но оставить это без внимания он точно никак не мог.
- То, что ты слышал, - ненавидяще выплюнул мальчишка и посмотрел на него презрительно - Ну ладно, не знакомь нас, пусть я буду только твой и никогда с ней не подружусь, никогда не расскажу как мы играли с тобой в футбол и собирали сладкую малину, я даже кораблик ей никогда не покажу, если ты так хочешь. Но зачем ты её обижаешь? - он некрасиво сморщился и жалобно заплакал, не заплакал даже, заскулил, и это болью отозвалось в его сердце, а бедной, плывущей в тумане голове стало совсем невыносимо.
- Что значит обижаю? - растерянно спросил он, не ожидая, впрочем, ответа. Он и сам прекрасно понимал, что обижает. Обижает недоверием, нежеланием рассказать о себе, обманом, а главное опасением стать ближе. И так же прекрасно он понимал, что девочка его в любом случае прощает. Только он не знал почему: от то ли, что такая хорошая и способна простить кого угодно, какую бы боль ей ни причинили, или от того, что ей совершенно всё равно на все его метания, да и в целом на его существование на этом свете.
В общем-то поэтому он и напился. Напился мрачно, некрасиво, в одиночестве. А самым поганым было то, что он знал, ему категорически нельзя употреблять алкоголь, чревато не лучшими последствиями.
Он осторожно приблизился к мальчишке, крепко обнял его, плачущего. Тот, конечно, окрысился возмущённо: "убери свои лапы, не трогай меня" но сам прильнул к нему крепко, уткнулся головой в живот, размазывая слёзы и сопли по форменной рубашке.
- А я, может, всегда хотел такую маму, - сквозь всхлипы сказал мальчишка, всё так же уткнувшись в его живот. Получилось глухо, неразборчиво. Но он понял, как-то разобрал. И похолодел от услышанного. А ещё больше испугался от той вещи, которую осознал.
- Так я значит твой папа? - изумлённо выдохнул он. Даже голова болеть перестала, и мысли прояснились.
- Ну не дед же! - огрызнулся мальчишка, оторвался на секунду от него, запрокинул голову и посмотрел ему прямо в глаза - И не терминатор, который прилетел из будущего, - пассаж про терминатора снова был сказан неразборчиво куда-то ему в живот.
- Папа значит, - ошалело повторил он и негромко засмеялся, попробовал это слово, будто конфетки во рту перекатывал: папа. Па-па. Не дядя значит и не крёстный и даже не младший брат. Знаешь, малыш, я и предположить не мог...
- Знаю, - перебил мальчишка, вытер нос о его рубашку и снова посмотрел ему в глаза, запрокинув голову - Не обижай её, а? Можешь не знакомить нас, пусть так и будет. Просто не обижай её больше.
Когда он пришёл в себя, рядом, конечно, не было никакого мальчишки. Рядом были только несколько пустых бутылок, полупустая пачка сигарет и почти разрядившийся смартфон.
Он кое-как доковылял до зеркала, сплюнул, увидев помятую неприглядную рожу и клятвенно пообещал своему отражению больше не пить. По крайней мере в ближайшее время. И уж точно не пить, не переодев форменную рубашку. Кстати, а что это за разводы на животе? Пролил на себя бухло? Вроде бы пил аккуратно... он присмотрелся и понял, что это следы слёз. Вспомнил, уткнувшегося ему в живот мальчишку. Вспомнил, что это был его сын. Был? Или будет? Будет ли хотя бы когда-нибудь?
Снова вопросы без ответов. Он поднял с пола смартфон, начал набирать сообщение для девочки. "Да что ты, я просто у..." снова вспомнился мальчишка, его искривлённое в плаче лицо и злое ругательство, в десять раз ужаснее от того, что было сказано детскими губами.
- Просто ублюдок, - задумчиво пробормотал он - Ну уж нет, может, я и не самый лучший человек, но точно законный сын законных родителей. Тогда что? Просто урод? Ну уж нет, все-таки некоторые находят меня симпатичным. Просто утырок. Именно.
Дело пошло быстрее, пальцы сами запорхали над сенсорной клавиатурой ( - а когда-то узелки чёток - впроброс подумал он, но сейчас не было времени останавливаться на этой мысли)
Он торопился, набирая сообщение. Понимал, что будет много ошибок и опечаток, но не вчитывался в текст, не задумывался где поставить запятую, просто забыл обо всех знаках препинания. Набирал сообщение и пытался вместить в него всё что помнил и всё, что понял за это время. И даже серого волка туда приплёл, вспомнил мальчишку и их весёлые игры.
Иногда самое лучшее, что можно сделать - это молчать и ничего не делать. Он счёл за лучшее заняться именно этим. Не задавать никому (и даже самому себе) никаких вопросов. Просто ждать, а время само расставит всё по своим местам. И это всё будет несомненно правильным.
И только одно он спросил у мальчишки, когда тот снова появился его проведать: когда-нибудь, ты останешься со мной навсегда? В этом мире? Не исчезнешь больше, сынок?
- А это уже от тебя зависит, папа - ласково улыбнулся тот и снова уткнулся ему в живот, засопел довольно.
Он гладил мальчишку по голове, перебирал его мягкие волосы (как бусины чёток?) и думал, думал, думал, что же такое в самом деле петля Нестерова...


@темы: ориджинал, недоумения псто, буквы, с которыми я играю

URL
Комментарии
2016-11-29 в 14:07 

*морра*
прав тот,кто счастлив
Как трогательно. Прям стало интересно,чем такое может быть навеяно?

2016-12-18 в 20:56 

плюс1
"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
*морра*, да так тащемто
Познакомилась с одним дёрганным шакалом в интернете
А ещё познакомилась с его знакомой
Эта знакомая собственно и попросила написать про него сказку. Знаю я о нем действительно очень немного, но додумала сама себе в голову очень много (это я умею)
Вот и получилось то, что получилось...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

осьминогий лось

главная