• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: yesли (список заголовков)
02:05 

к победе нас над ними

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
и я не знаю, кто такие мы
и не знаю, кто такие они
и в общем-то, как обычно, слышала звон и не знаю, где он
но просто меня почему-то очень..хм..я не знаю, едва ли радует
и не веселит, нет
на самом деле, заставляет испытывать странное чувство довольно-таки злой радости
и хочется сказать во-первых, "допрыгались" и во-вторых, "told you"
ну а в-третьих, Ли Пейс снова не так прост как кажется
ещё более сложный не так прост
и ещё более

потому что вот
новый сериал
это значит герой Ли Пейса с девушкой



а это значит герой Ли Пейса с мужиком



видите разницу?
может, я чего-то не понимаю в этой жизни да почти ничего я не понимаю но я не вижу разницу
и то и то одинаково странно
потому что всё-таки хотелось бы, чтобы женщина отличалась от мужчины, чтобы у неё была всякая грудь и длинные волосы и общая женственность
а то так в самом деле до мышей дотрахаемся мальчик, девочка, ну какая в сущности разница?

я не смотрела сериал
говорят, персонаж Ли Пейса отвратительный и спит со всем, что движется для каких-то своих отвратительных целей
но так как я не смотрела и не знаю сюжета, я себе в голове думаю, что это всё специально, заставить людей задуматься

а ещё радует, что многие люди сказали "ну фу"
правда многие, понаблюдала некоторую статистику
может, не всё ещё потеряно

@темы: ой, я открыл Америку, недоумения псто, лытдыбр, кино, вино и домино, YesЛи

03:54 

привет, ромашки

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
кажется, сначала была сумочка
совершенно невероятная сумочка
вот такая



а потом рядом оказались шляпы и кепки
- в этой шляпе я похожа на Снусмумрика. Ха, а в этой кепке на таксиста. Но она мне идёт.
- ты не будешь её носить
- думаешь, я пару дней поиграю в таксиста и забуду?
- именно так
- нет, я буду её носить



мультифандомная кепка, на самом деле
то есть про всё любимое
Гаврош, например
а ещё шапейка самая настоящая, вот же она
какой-то непонятный таксист
а ещё я в ней похожа на Мартина, и это совершенно душераздирающее зрелище
и ромашечки, ромашки, да
и при всём при этом она гендерно правильная
воротничок, воротничок, а вот и не только воротничок оказывается
как только я её надела, поняла, что мне нужна красивая юбка, и платье, и сандалии, а, может, даже туфли
и спину прямо держать
и маникюр
и одежду подобрать в тон
и заплести косички или хотя бы хвостики



а ещё..ещё..
это же про Ли Пейса
кажется, это настоящая ромашка
на неё надо смотреть на солнце, тогда она выглядит совсем волшебной
такие "Мёртвые до востребования"
настоящая-то ромашка под стёклышком


@темы: лытдыбр, красота, YesЛи

19:30 

старое, конспективно

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
на работе всё ещё занимаюсь ерундой вместо того, чтобы заниматься делом
опять же в закромах ХА нашла эту фотографию



и вопрос о том, почему у него цепочка скреплена булавкой, зачем он её так хранит, и что это вообще такое
и я тогда предположила, что
эту цепочку ему подарила девочка Катинка, которую он жестоко обманул с которой они подружились на съёмках
когда они лезли на самый верх высокой башни, девочка висела у него за спиной, и ему было очень тяжело, но он умудрялся говорить беспечным тоном, что теперь между ними есть совершенно особенная связь, крепкая как звенья якорной цепи
он рассказывал про якоря и про корабли которые бороздят просторы большого театра про настоящую крепкую дружбу
а тяжело ему было не потому что на плечах висела девочка, а потому, что Тарсем хотел делать настоящую трепанацию черепа
и Ли судорожно думал, что можно предложить взамен
потом они добрались до верхушки башни, бросили медальон, радостные спустились вниз (хорошо что цивилизованным путём, по ступенькам) и девочка убежала играть
Ли последнее время не отходил от неё, чтобы защитить если что
и вот увидел, как девочка возится с куклой
ему в голову пришла идея, он спросил Катинку не хочет ли она, чтобы её маленькая подружка кукла Долли тоже снялась в кино и стала звездой
Катинка согласилась, и Ли отдал Долли Тарсему, придумал пошаговые сцены с куклой, втыкание булавок и вытягивание из головы ткани
Тарсему почему-то понравилось
ну то есть Ли не знал почему, или делал вид, что не знает. А на самом деле Тарсем именно таким способом и подгонял своих актёров, подстёгивал их креатив - запугивал
действенный метод, нельзя не признать
а потом когда съёмки закончились, Катинка подарила своему старшему другу цепочку. И он обещал больше никогда не врать
и сказал, что с ним всё будет хорошо, и их дружба будет крепкой, как якорная цепь, пока цепочка не порвётся
и вот она порвалась по идиотской случайности, и Ли просто места себе не находил
но Дин с Эйданом дали ему эту булавку, и это очень важный момент и своеобразный акт дружбы
просто никто об этом не знает
а вот Люк как всегда всё знал
поэтому он накрепко соединил звенья этой цепочки, и она больше не рвалась никогда никогда
а Ли больше никогда не врал своим женщинам


@темы: ой, я открыл Америку, лытдыбр, буквы, с которыми я играю, YesЛи, такие волшебники

21:22 

очень нравится, просто слов нет, как нравится

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
05.06.2013 в 20:36
Пишет irish fun with dicky eyes:


Трикси Акха, я обещал гифки, но в итоге как-то получилось вот что ) Хотя, гифки были бы все же лучше, ибо, как я ни старался, ритм кое-где сбивается, да и вообще )

Автор: айриш дик
Фандом: Thor, Pushing Daisies
Пейринг: FrostPie
Музыка: OneRepublic - Secrets
Дисклеймер: отказываюсь
Посвящение: адмирал Ясенхуй гордо заявляет, что Трикси Акха ) <3



URL записи

@темы: YesЛи, ас из асов, копирайт

04:03 

просто так. Красота

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
даже без слов
беспощадный пикспам






@темы: YesЛи, а ещё я в неё ем, красота, лытдыбр, сказки, такие волшебники

00:33 

что ты мама просто я дежурю, я дежурный по апрелю

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
как всегда началось всё с разговора на ХА
на этот раз за Ли Пейса
и поняла почему-то, что Ли Пейс приносит людям детей
тем, кому это действительно надо
дурацкое видение это несколько дней не могло никуда сгинуть
а сегодня в голове весь день крутились мысли
а когда они у меня крутятся, обычно получается Бог весть что
зато про любовь


- А я так хотела нянчить внуков, - вздыхает мама, и Ли снова чувствует себя виноватым. Успешный мужчина, профессионал своего дела, признания широкой общественности, говорят, что он красивый и просто идеал для многих, честное слово, он сам это слышал и читал об этом в глянцевых журналах, был поражён необычайно. А мама огорчается. Нет, конечно, она гордится своим сыном, она рада, что он нашёл себя, что занимается любимым делом, но чего-то ей не хватает.
Ли знает, она мечтает, что однажды он приедет навестить родителей не только с собакой и сумкой, полной подарков, но и под руку с хорошенькой женщиной. И та женщина останется рядом с ним, задержится в его жизни и подарит ему детей, а его родителям внуков.
Ли тоже вздыхает, виновато клонит голову и шаркает ногой. Дурацкая школьная привычка, хорошо хоть на маму не действует. Но он никак не может от неё избавиться.
Вечером в гости приходит мамина приятельница душная миссис Браун. Ли вот уже много лет искренне не понимает, зачем мама с ней общается. Гостья чмокает воздух возле щеки хозяйки и натянуто улыбается. Потом переводит взгляд на Ли. Пожалуй, сейчас она ради этого и пришла, это способен понять даже он, бесхитростный и далёкий от интриг.
- Ты ещё больше вырос, - фальшиво хихикает миссис Браун, встаёт на цыпочки и пытается потрепать Ли по волосам. Он непроизвольно отдёргивается, получает укоризненный взгляд от мамы и угрызение совести от себя. Опять вздыхает, послушно наклоняется и терпеливо пережидает, пока женщина взлохматит его шевелюру.
А потом они садятся за плетёный летний стол на террасе. Мама и миссис Браун пьют джин с тоником, а Ли как будто бы снова мальчик, ему наливают чая, и ненавистная миссис хихикает с фальшивой весёлостью. Ли не спорит, он любит ромашковый чай, сам не помнит, в каком из своих далёких странствий к нему пристрастился, но его всё устраивает.
Женщины разговаривают о своих детях, и миссис Браун с жадностью поводит по-крысиному носом, хочет услышать жалобы или огорчения. Но мама с гордостью говорит, что Ли заключил контракт на съёмки в новом фильме, что через неделю он летит на церемонию вручения какой-то престижной награды, он номинирован на ту самую награду, и в этом нет ничего удивительного. Ли слушает в пол уха, это ведь всё обыкновенные будни.
- А моя дочка мне второго внука родила, - вскользь говорит его маме эта старая грымза, и Ли напрягается, внутренне собирается, как пружина, мама сейчас огорчится.
Но мама сжимает губы в тонкую полоску и отвечает ровным голосом: "Когда придёт время и Ли, и Салли и Билли порадуют нас очаровательными внуками" Выдавливает улыбку и тянется за стаканом с джином. Льдинки в бокале звенят, но это вовсе не от того, что у миссис Пейс подрагивает рука, кто сказал такую глупость?!
Ли снова вздыхает и мечтает только об одном, чтобы их гостья, наконец, ушла. А ещё лучше провалилась куда-нибудь прямо сейчас. Ли закрывает глаза и видит, как миссис Браун летит в тартарары, за ней кувыркается её идиотская безвкусная сумочка. Ли улыбается. Но потом думает про маленького мальчика, который появился у дочки этой старой грымзы, и ему становится невыносимо стыдно. "Нет, пусть она живёт, пусть всё будет хорошо" - торопливо думает он и незаметно скрещивает пальцы под столом. Не потому что врёт, а на удачу.
Наконец, женщины натянуто улыбаются друг другу на прощание, и миссис Браун уходит. Ли собирается спать. Мать постелила ему в его старой комнате, в которой он вырос.
- Посиди со мной немного, ма, - просит взрослый состоявшийся мужчина, миссис Пейс присаживается на краешек кровати, и он становится на какое-то время маленьким мальчиком, любимым маминым сыном, и маме совершенно плевать на все его роли и награды, маме важно, чтобы её малыш улыбался и был счастлив.
Они долго-долго разговаривают, и Ли засыпает убаюканный добрым маминым голосом.
- А я так хотела нянчить внуков, - слышит он почти уже во сне и, не открывая глаз, сонно отвечает: "Ма, я приношу людям маленьких деток, помогаю аистам и феям. Прости, что пока так и не нашёл своего ребёнка, ма"
- Ох ты мой сказочник-фантазёр, - со смешком отвечает миссис Пейс и ласково лохматит сыну волосы. Но, возможно, ему это только снится.
Она не знает, как Ли приносит людям детей. Он никогда не рассказывал ей, как первый раз взял в руки крошечного младенчика, как ему было страшно, и он понимал, что со своей неуклюжестью, он может навредить, как... как малыш посмотрел на него серьёзным взглядом, светло улыбнулся, и сразу исчезли все глупые страхи, на какое-то мгновение Ли понял все тайны этого мира.
Он держал руки в карманах, чтобы его ладони были тёплыми, он знал, что детям хорошо и безопасно в его больших руках, просто это чувствовал.
А когда он нёс ребёнка Крису Хемсворту не хватило специального атласного конверта для новорожденного, но Ли так торопился скорее отдать счастливым родителям малыша, что завернул его в мягкий кулёк. Крис потом так и нёс из роддома свою маленькую девочку в этом кульке, слишком был поглощен своим счастьем не до мелочей было. А Ли получил нагоняй от начальства, но всё это было сущей ерундой по сравнению с радостью Криса. Ли знал, что маленькой Индии хорошо, она улыбалась, пока он нёс её родителям.
Иногда он не успевал переодеться после своих долгих и временами опасных путешествий. Фотографы кривили лица, увидев, его обтрёпанные джинсы или порванные футболки, Ли только улыбался в ответ, всё ещё думая про малыша, который только что был отдан родителям, и никакие гримасы и глупые нормы поведения не могли его задеть.
Ли старался не втягивать никого из коллег в эти тайны, слишком большая была ответственность. Но однажды прокололся по-крупному. На съёмках фильма "Запределье" он чувствовал, что уже подходит к определённому пределу, не мог смотреть в глаза доверчивой Катинке, всё отводил взгляд. Потом они рассказали правду, приступили к съёмкам сказочной части, и Ли старался почти всё время не отпускать девочку с рук, он знал почему-то, что и ей хорошо в его руках, хоть она и не была младенцем.
Во время съёмок сцены на башне он посадил Катинку на спину и сосредоточенно полез вверх. Старался играть лицом, показывать боль и ненависть, и это было особенно тяжело потому что внутри уже прочно поселилась любовь, которая приносила спокойствие. Залогом этого спокойствия были тёплые ручки девочки, которые сейчас крепко обхватывали его шею, и сама она прижималась всем телом к большому и надёжному старшему другу. Он знал, что ей было хорошо, ему тоже было хорошо и потому он не слушал воплей Тарсема и всех остальных членов съёмочной группы. Они часто орали, для придания сил, для создания особой атмосферы, просто от широты души.
Поднялись на башню, встретились с бледной почему-то принцессой и гордо кинули медальон вниз на острые камни. Принцесса ещё больше побледнела и попыталась сказать им что-то вслед. Но и её он слушать не стал, не до неё было, переполняла радость. Вниз они спускались по ступенькам, он уже не тащил Катинку на спине или на руках, просто крепко держал её тёплую ладошку и слушал её рассказы о дивной красивой бабочке.
Внизу его встретил бледный как полотно и злой как все черти ада Тарсем. Оттащил в сторону и исключительно матерными словами спросил, что было в голове у господина Пейса, который потащил девочку наверх без страховки?
Ли ошалело посмотрел на него, похлопал ресницами и вдруг сообразил. Они же заказывали специальные тросы, девочку должны были снимать только крупным планом и ни в коем случае не тащить её по стене, да такая идиотская мысль и не могла прийти ни в чью больную голову.
Ли виновато съёжился и подумал, что ни за что не может рассказать о том, что это всё сущая ерунда по сравнению с тем, что ему иногда приходится преодолевать. Бескрайние пустыни с зыбучими песками, снега и бураны, глубокое синее море. И на руках маленький младенчик, которого ждут родители, который улыбается ему, Ли. Который знает, что он в безопасности.
А здесь он просто поднялся по стене, девочка крепко держалась за его шею, и он знал, был уверен на все сто пятьдесят процентов, что с ними не может произойти ничего плохого.
Оказалось, что оператор всё-таки исправно снял их безумный подъём по стене. Вот что значит профессионал в своём деле.
Миссис Пейс не знает ничего этого, конечно. Но она улыбается, берёт джинсы своего непутёвого сына и подшивает изодранный низ штанины. Она прекрасно видит, что это он зацепился неосторожно за пролетающую мимо звезду. Мальчик всегда был немного неуклюжим. Но никто лучше него не умеет доставлять людям деток.
Джинсы подшиты, футболка выстирана и отглажена, миссис Пейс невесомо целует сына в макушку, тот смешно морщит нос и что-то говорит сквозь сон.
Ничего, она ещё понянчит внуков. Всему своё время.

@темы: буквы, с которыми я играю, YesЛи

02:24 

знаешь Ли

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
раз я спамлю прекрасными мужчинами, пусть ещё будет
роскошный Ли Пейс
этот его вид каждый раз приводит меня в неимоверный восторг
едва ли мне понравился фильм "Запределье"
Ли и девочка там милые, два ребёнка
а так Рой - дурак
а уж Ли Пейс какой дурак, просто слов нет
но этот его вид завораживает
и никак не отпускает мысль, что это он без грима
это он, например, так вживался в роль, что остался сидеть на солнце. Ну а что, с ногами смог. Вот пусть и на солнце посидит

невероятный

@темы: YesЛи, лытдыбр, такие волшебники

18:56 

ведите себя прилично, это парк, а не зоопарк

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
После того как Крис и Том завели восьминогих коньков, обитателей Дома охватила повальная лихорадка любви к братьям нашим меньшим. Первопроходцами, конечно, были Дин с Эйданом.
Естественно, они подарили зверюшек друг другу, сделать как-то по-другому, просто не пришло им в голову. Самодовольно улыбаясь, Дин вручил другу маленькую птичку-киви. Эйдан пришёл в бурный восторг и весь вечер хвастался всем окружающим, какой у него теперь есть чудесный питомец. А потом, хихикая подарил Дину хамелеона. Зверь дико нравился обоим парням, они повсюду таскали его за собой, и Люк недовольно рычал потому, что вечно садился на хамелеона, сливающегося с диваном, запинался о хамелеона, незаметного на пороге, чуть не поставил кастрюлю с горячим супом на хамелеона, мимикрировавшего под деревянный стол.
Потом Кеннет Брана завёл себе муравьеда. Они вдвоём сидели в углу, Кеннет пил, а муравьед лакомился чем-нибудь вкусненьким, и оба слушали "Зелёные рукава", блаженно прикрыв глаза, и одинаково покачивая в такт головами. Все признали, что хозяин с питомцем были чем-то неуловимо похожи.
У Эндрю Скотта появился лисёнок. Маленький, рыжий, он хвостиком следовал за Эндрю, в случае опасности прятался за его ноги, морщился и фырчал, увидев Люка, за что получал лёгкий нравоучительный щелчок по лбу или по носу от строгого Мерлина Менсона.
Ли Пейс не стал заводить себе никаких животных, неугомонный Дин приставал к нему с предложениями завести обезьянку, крокодила, маленькую игуану или верблюжонка, но Ли туманно улыбался и отвечал, что всему своё время.
Тогда О'Горман переключил внимание на Люка и начал допытываться у него, не хочет ли он приобрести какого-нибудь зверька. Люк только качал головой.
Однажды они все вместе сидели в гостиной, Крис и Том учили своих коньков прыгать через барьеры, Дин подкладывал под хамелеона цветную бумагу всевозможных цветов, пристроившийся рядом Эйдан радостно хохотал, каждый раз, когда хамелеон менял цвет, а сидящий на его плече киви что-то одобрительно чирикал, Эндрю читал книгу, а лисёнок посапывал, свернувшись в клубочек у него в ногах, Кеннет Брана с муравьедом слушали "Зелёные рукава", Ли Пейс медитировал в своём углу отшельника, а Люк задремал за письменным столом, утомившийся заполнением каких-то отчётов. Карандаш выскользнул у него из пальцев, он положил голову на скрещенные руки и довольно засопел.
Дин оторвался от игры с хамелеоном, посмотрел на Люка и театральным шёпотом обратился ко всем: "Ну давайте подарим ему какое-нибудь животное,а? Давайте купим ехидну, он же нам всем мать?" Схлопотал тычок под рёбра от Эйдана, укоризненный взгляд от Мерлина Менсона, замолчал было, но, конечно, его хватило ненадолго.
- Давайте подарим ему гиену! - радостно выпалил он.
- Огненную, - ехидно ответствовал Эндрю Скотт, не отвлекаясь от книжки. - И она уже идёт за тобой, безграмотное ты чмо.
Дин собирался было обидеться всерьёз и надолго, надул губы и нахмурился, но снова не сумел довести начатое до конца, рассмеялся и начал: "А давайте купим ему..."
- А давайте я сам разберусь, - сонно ответил Люк, поднял голову и приоткрыл один глаз. - Мне вас всех за глаза и за уши хватает, - серьёзно объяснил он. - Тем более, что ты, мой дорогой мальчик, временами бываешь..
Он не договорил, но выразительно постучал по столу, показывая, каким сообразительным временами бывает Дин.
- Кто-то пришёл! - обрадованно заулюлюкал О'Горман. - Я пойду открою.
Он встал с дивана, Эйдан сорвался за другом.
- Сидите, я сам открою, - строго цыкнул Люк и пошёл к входной двери.
Хиддлстон удивлённо посмотрел ему вслед, Кеннет Брана покрутил пальцем у виска, отсалютовал муравьеду стаканом и немедленно выпил, а Ли Пейс снова туманно улыбнулся, по-прежнему не открывая глаз.
Пришла Хелена. причём пришла она не скандалить или делиться с Эндрю рецептами, а просто так, заглянула по-соседски. Она одобрительно поцокала языком на весь представленный в гостиной зоосад, улыбнулась, задумчиво сказала: "Пожалуй, ему тут у вас будет лучше" и вытащила за уши маленького зайчишку, который до этого мирно жил у неё за пазухой.
Зайка огляделся по сторонам, в ужасе забарабанил лапками, потом снова огляделся, повёл носом и поковылял в угол к Ли Пейсу. Он хромал из-за повреждённых лапок, но ковылял довольно резво. Добрался до Ли, обнюхал его ноги, снова поколотил лапками, только уже радостно и начал карабкаться по длиннющим ногам вверх. Добрался до кармана, ткнулся в него мордочкой, Ли добродушно хмыкнул, сунул руку в карман, вытащил оттуда капустную кочерыжку и вручил зайчику.
Увидевший всё это Хиддлстон огляделся по сторонам, так же как заяц побарабанил руками (под руки попалась весьма удобная для этих целей нога Криса), подобрался к Ли Пейсу и залез в другой карман. Вытащил пару леденчиков и успокоенно улыбнулся. Ли, не открывая глаз, ловко погладил по голове одной рукой зайчишку, а другой Тома и шепнул Хиддлстону: "Да не волнуйся ты, всё осталось по-прежнему, и никакой баланс сил не пошатнулся". Том, который испугался именно этого, успокоенно выдохнул и вернулся обратно к Крису. Взял один леденец, сдул с него налипшую махорку и положил в рот. Сладко причмокнул, довольно сощурился и протянул Крису второй леденчик на раскрытой ладони. Хемсворт улыбнулся, тоже закинул леденец в рот и причмокнул.
"Пряников кстати всегда не хватает на всех. Но у этого, пожалуй, хватит" - едва слышно сказал себе под нос Люк и одобрительно покосился на Ли Пейса.
А тот открыл, наконец, глаза, со всех сторон осмотрел зайчика, пощекотал ушко и чмокнул его в нос.
- Я пришью тебе новые ножки, ты опять побежишь по дорожке, - ласково пообещал он зайчишке, тот радостно засопел и ткнулся носом в большую добрую ладонь Ли.
- Так значит всё-таки можно пришить ножки? - оживилась Хелена. - Вот я же говорила Тиму, что такое бывает, а он всё отмахивался, мол, глупости, глупости.
- Конечно, бывает! - высуналась из зарослей кактусов довольная физиономия Джонни Деппа. - Хелль, я же тебе рассказывал, был у меня в детстве щенок, и звали его Франкенвинни.
- За Хелль сейчас в зубы получишь, - привычно огрызнулась Хелена. - А про щенка расскажи поподробнее. И не мне, а Тиму, он сейчас думает над одним мультиком.
Хелена с Джонни удалились, выясняя что-то про щенков и ножки, Люк окинул всех домочадцев строгим взглядом и хотел было погнать их всех спать, но решил дать емщё полчасика, чтобы они наигрались вдоволь.
Он же был очень человеколюбивым. Да и как можно было их всех не любить?!

@темы: YesЛи, ДинЭйдан, Дом, который построил всех, ас из асов, буквы, с которыми я играю

01:26 

долго Ли коротко Ли

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
в голове нашёл себе приют ещё один шикарный мужчина
да да, "хорошо тренированная голова, способна вместить много прекрасных мужчин"
в общем, во-первых, он хороший актёр
по-настоящему профессионал
тут бы и поставить точку
но во-вторых, говорят, что он говорит, что хочет дом у воды, кофе, сваренный любимой женщиной и гулять с собакой и оравой детей
что ни слово, то просто песня
даже если это всё неправда
в-третьих, он мне нравится всё сильнее

есть много много красивых и разных фотографий
есть совершенно крышесносная, где у него плечи все в веснушках

но мне больше всего нравится эта
потому что здесь солнышко

золотоволосый как же
никогда не любила этот цвет

@темы: ой, я открыл Америку, лытдыбр, YesЛи, такие волшебники

20:29 

Все мы здесь не в своём уме

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Семь недель жестокого обмана. Врать маленькой девочке, врать всей съёмочной группе, врать самому себе - никогда в своей жизни до этого Ли столько не врал. Тарсем уговаривал его не переживать так сильно, объяснял, что это всё ради высокой цели и святого искусства, что для всех будет подарок и праздник, когда они узнают, что парень на самом деле может ходить и вовсе не больной.
- Да, все обрадуются, будут танцы и даже танцующие слоны, - привычно уже огрызался Ли, и режиссёр с трудом сдерживался, чтобы не дать ему в челюсть, останавливало его только понимание, что за этой грубостью актёр беззащитно и по-детски прячет растерянность и обиду. Ли было тяжело обманывать, ему было просто физически больно, а уж что происходило в душе и сердце парня - об этом Тарсем старался даже не задумываться. Но Ли был настоящим психом и служителем святого искусства, так что он справится, это режиссёр понимал. Всё будет хорошо, на это Тарсем надеялся всей душой.
Ли становился всё мрачнее, съёмочная группа жалела актёра, все старались его подбодрить. Каждый делал это в силу своих умений, кто-то лучше находил слова поддержки и утешения, кто-то справлялся с этим хуже, грубовато, простодушно, но искренне с бесконечной жалостью и любовью, и Ли сгорал от чувства невыносимого стыда и вины, правда вину эту он отчасти сам себе придумал.
Тарсем подгонял весь каст, хотел быстрее завершить съёмки больницы и перейти уже к сказке и чуду, обрадовать всех и особенно маленькую девочку.
Пока же маленькая девочка сама больше всех радовала режиссёра, прекрасно справлялась с поставленными задачами, старалась изо всех своих маленьких силёнок. И очень жалела Ли Пейса, переживала за него и поначалу спрашивала, а точно ли он никогда больше в жизни не будет ходить, а есть ли какие-нибудь врачи, которые смогут его вылечить, кажется, она не верила ни в какие чудеса и подходила к вопросу с практической точки зрения. А ещё она рисовала для него картинки, Ли их бережно хранил и подолгу рассматривал, Тарсем случайно увидел эти рисунки, пришёл в неописуемый восторг и даже уговорил Ли и Катинку использовать один из рисунков в фильме.
И вот этот волнующий день настал, определённый этап съёмок завершился, можно было начинать снимать сказку и надо было сообщить всем, что в мире бывают чудеса.
Ли Пейс нерешительно и как-будто даже неуклюже и неуверенно встал на ноги, рассказал Катинке, что он умеет ходить и даже бегать, и если она захочет, они потом вместе обязательно побегают наперегонки или поиграют в футбол. Девочка сначала была ошарашена, потом счастливо заливисто хохотала, потом радостно бросилась к старшему другу с объятьями и поцелуями. Съёмочная группа тоже отреагировала на новости хорошо, конечно, все очень обрадовались, потом деловито согласилась, что служение святому искусству оправдывает все эти жестокие цели. И Тарсем облегчённо выдохнул, расслабился и потерял бдительность. На самом деле очень и очень зря.
На съёмках сказочного яркого мира всё пошло наперекосяк, у Катинки не получалось больше так хорошо работать и вживаться в роль, как раньше, она правда старалась, и он это видел, пытался сдерживаться и не сердиться на ребёнка, но иногда просто орать хотелось от количества загубленных дублей, от собственного бессилия и невозможности показать людям, что у него в голове и чего он хочет увидеть, от изматывающей жары, которая убивала всех, особенно белокожего Ли, нежная и чувствительная кожа которого шелушилась и становилась отвратительно красной от длительного пребывания на солнце. А в тёплых отношениях каста и съёмочной группы появился откуда-то лютый холод, и Тарсем не мог понять откуда он взялся, что послужило причиной, что происходит и главное, как это исправить.
В тот день снимали сцену в пустыне, когда девочка должна была вылезти из мешка и спасти всех разбойников. Дела шли из рук вон плохо, потребовалось многое множество дублей, но всё это никак не удовлетворяло Тарсема, он сдерживался из последних сил, понимал, что низко и подло срываться на актёров, которые ни в чём не виноваты и делают всё, что в их силах, и возможно даже чуточку больше. После очередного неудачного дубля он решительно остановил съёмочный процесс, велел всем расходиться и отдыхать, переснимать будут на следующий день. Все покорно отправились отдыхать, Ли тоже хотел было идти почитать книгу, но неожиданно почувствовал как ему крепко зажимают рот, связывают руки и легонечко, но прицельно и со знанием дела ударяют по голове.
Пришёл в себя, понял, что вырубился совсем ненадолго, но оказалось, что за это время его успели крепко связать и теперь он сидел на самом солнцепёке, а над ним склонились оператор и гримёр, а на их лицах застыли мрачные и очень злые ухмылки.
- Посидишь так, ты ведь любишь вживаться в роль по-настоящему, может, завтра что путное получится, - сказал оператор, потуже затянул верёвку, и они удалились, оставив Ли Пейса в гордом одиночестве.
Склонный к рефлексии он задумался о том, что действительно сам виноват, и никакое высокое и святое искусство не может оправдать обман, не может быть дороже человеческих чувств и отношений. Ли вспоминал с какой теплотой и сочувствием относились к нему коллеги, как жалели, как пытались поддержать и подбодрить и в очередной раз задумывался о тщете всего происходящего, о том, что же на самом деле и по-настоящему важно в этой сложной и непонятной жизни.
Тем временем солнце пекло всё сильнее, адски хотелось пить, кожа обгорала, на губах появились трещины, и он понимал, что если ещё немного пробудет в этом пекле, кожу можно будет сдирать обгорелыми лоскутами. Он надеялся, что у парней хватит ума и человеколюбия не наказывать его слишком жестоко и не оставлять в одиночестве совсем уж бесконечно долго, но время шло, а никто не возвращался и не думал его спасать.
Когда он совсем уже отчаялся и не рассчитывал больше ни на что хорошее, до него донеслись крики, детский голос, который требовательно звал его.
- Рой! - кричала где-то в отдалении Катинка. - Рой, где ты, Ро-о-ой?!
- Здесь, - слабо отозвался он и подумал, что девочка его не услышит. Но она услышала, нашла его и присела рядом.
- Что с тобой случилось?
- Развяжи меня, - измученно выдохнул он. - Мне очень плохо и больно.
- Я тебе не верю, - нахмурилась девочка. - Они же говорили, что это всё игра, и верёвки легко снимаются. Ты снова притворяешься и врёшь. Ты просто хочешь сидеть и играть здесь один и не хочешь никуда идти с нами.
- Это другие верёвки, Катинка. И это уже не игра. Я тебе когда-нибудь потом расскажу, почему я оказался один на солнце, но сейчас мне правда очень плохо. Ты чувствуешь, как жарко?
- Да, очень жарко.
- Ели не развязать верёвку, я останусь на солнце, мне будет очень жарко, и я умру. И уже никто никогда не сможет меня вылечить и оживить.
- Я тебе не верю, - всё так же хмуро повторила девочка, но всё-таки начала развязывать верёвку. Она знала, что бутафорские верёвки не тяжело развязать, узел был только для вида, и та верёвка легко соскальзывала с рук. Эта же никак не поддавалась, Катинка сопела, пыхтела и мучилась, но узел никак не хотел развязываться. Кажется, девочка начинала верить, что сейчас её не обманывали, и всё серьёзно.
Ли старался говорить спокойно, чтобы не напугать ребёнка, но голос его срывался на хрип, он руководил её действиями, подсказывал, где лучше потянуть, и совместными усилиями им всё-таки удалось вырваться на свободу. Руки и ноги затекли, Пейс встал, слегка пошатываясь, но он постарался держаться уверенно ради девочки, чтобы она не видела, насколько ему плохо. Взял Катинку за руку, и они ушли с этого страшного места.
Тарсем очень удивился, увидев измученного Ли, который нетвёрдо перебирал ногами и больше держался за руку маленькой девочки, чем держал её, но при этом старался улыбаться, что-то ей рассказывая и объясняя. Оператор и гримёр сидели в плетённых креслах рядом с режиссёром, они втроём пили холодный лимонад и разговаривали о том, как лучше изобразить грим умирающему шаману. Разговор был очень интересный, они все долго и с удовольствием спорили, были полностью захвачены этой идеей и потому совсем забыли про оставленного на солнцепёке актёра.
Ли слабо улыбнулся и в ответ на недоуменный испуг Тарсема, попросил не сердиться и простить его, он объяснил, что хотел лучше вжиться в роль, думал, оставшись в одиночестве, потренироваться с верёвкой, но оказался слишком самонадеянным, взял не бутафорские приспособления и не смог с ними справиться.
- Ты псих, - с убеждением сказал режиссёр. - Но это мне нравится. И главное, чтобы это не мешало съёмочному процессу.
- Нет, это не будет мешать, я обещаю. А ещё теперь можно обойтись без грима, мне и так хорошо опалило лицо. - Он засмеялся каким-то странным лающим смехом, посмотрел на гримёра и глазами попросил у него прощения. И в общем-то без слов, оба поняли друг друга, оба поняли, что прощены. Оператор дружески положил руку на плечо Ли, тот повернулся к нему и, слегка поморщившись от боли, сказал: "А я оказывается умею вязать очень крепкие узлы". Оператор хохотнул коротким смешком и нравоучительно сказал: "Полезное для мужчины умение. Но пусть оно требуется тебе как можно реже" И у них произошёл обмен взглядами, молчаливый разговор без слов, из которого оба поняли и вынесли очень многое.
- Ты врёшь, я больше не буду с тобой играть и дружить, ты всё время врёшь, - гневно посмотрела на него Катинка, отошла на безопасное расстояние и повернулась к нему спиной. Тарсем виновато улыбнулся, развёл руками и подошёл к девочке.
- Ничего, Катинка, ты может быть потом захочешь с ним поиграть. Он не всегда врёт. А пока пойдём, сейчас слишком жарко, а я знаю где для тебя есть мороженое. Пойдём.
Он взял девочку за руку, и Ли тяжело вздохнул, понимая, что никогда уже больше у него не будет тех добрых дружеских отношений, которые сложились у него с девочкой поначалу. Доверие - очень хрупкая вещь, и он своими руками сам сделал всё, чтобы его разрушить. Снова тяжело и грустно вздохнул, ему не везло с женщинами, и почему-то никто из них не оставался с ним надолго, вот и эта маленькая женщина повернулась к нему спиной и уходила обиженной.
Катинка научилась слушать своего старшего друга и слышать его вздохи, различать тонкие нюансы его настроения. Она остановилась, повернулась, посмотрела снизу-вверх на Ли, на его поникшие плечи и грустную виноватую улыбку, выдернула свою ладошку из руки Тарсема и бросилась обратно. Обняла его крепко-крепко, он подхватил её на руки, поднял, и она, радостно засмеявшись, покрыла звонкими поцелуями его щёки, нос, виски. Обгоревшему лицу было больно, но Ли было абсолютно наплевать, он готов был терпеть и не такую боль, лишь бы девочка была счастлива.
- Рой, не сердись на меня, ты хороший. Прости меня, мы ведь будем играть? Пойдём есть мороженое, я с тобой поделюсь. Папочка.
Ли коротко охнул, счастливо зажмурился и тоже чмокнул в нос свою дорогую малышку.
- Жаль камеры нет. Ну почему ни у кого под рукой нет камеры, дармоеды? - проворчал себе под нос Тарсем и взлохматил шевелюру. Впрочем, ворчал он для порядка, конечно, он понимал, что есть сакральные вещи, которые надо запоминать сердцем, а не камерой. Именно поэтому Тарсем и был гением и верным служителем Святого Искусства.

@темы: YesЛи, буквы, с которыми я играю

осьминогий лось

главная