• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: буквы, с которыми я играю (список заголовков)
00:47 

И ещё вот так

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
мисси сказала:

А Леонидова тут опять перемкнуло - то он розыгрыши по книжке изучал или придумывал, а то решил, что он мастер хитроумных вопросов и пристает с ними ко всем. Леонова спросил, например, как то считает, чья фамилия из них главнее, а чья производная. Макса замучил вопросом, не считает ли тот, что лысым не место в органах, а когда Максимов вызверился, сказал, что имел ввиду Гнездилова, конечно. Гнездилову же, кстати, задал какой-то совсем не смешной и идиотской вопрос про коней, меринов и прочих жеребцов - даже тот покрутил пальцем у виска и сообщил, что у Леонидова опять обострение идиотизма.
А потом в отдел зашла эта их общая, и Леонидов ее спрашивает: "А можешь, Лена, сказать мне что-то одновременно радостное и неприятное?". И смотрит эдак типа с хитрым прищуром. Гнездилов чуть со стула не свалился, Макс просто подошёл и проверил, нет ли у Леонидова жара, Вахтанг аж телефон выронил. Эта их как стояла столбом, так и застыла, а потом осторожно так спрашивает: "Лёш, ты правда не знаешь этого анекдота?".
- Какого анекдота, я сам это придумал!
- Ах, сам, - Макс говорит. - Леночка, тут тогда не стесняйся, сообщи ему всю правду!
- Дурак ты, Максимов! И вообще, откуда ты так точно уверен, что это правда?
Леонидов понял, что что-то не так идёт, головой вертит, но спрашивать, что к чему, не решается. А Макс ласково так этой их общей говорит:
- Ну неужели ж мы не мерялись, ну Леночка!
Вот тут Гнездилов совсем со стула свалился, а Лена плюнула и ушла. Тут уж Леонидов не выдержал и спросил, что к чему. Макс только рукой махнул и ушел, а Леонов, добрая душа, анекдот нагуглил и Леонидову на экране показал. Тот аж в лице изменился и в лабораторию побежал. Гнездилов так смеялся, что даже икать начал.

Тогда я сказала:

... Потом Леонидов полдня анекдоты читал. Всё пялился в монитор, то пожимал плечами, то хмыкал одобрительно, а пару раз даже смеялся, я сам слышал. Общаться с ним в тот день было невозможно, на все вопросы отвечал рассеянно, не отлипал от компьютера, даже на обед с этой их общей не пошёл, так и остался сидеть за компьютером, пил чай из термоса и жевал какую-то шоколадку.
А вот Макс уходил. И о чём-то с Леной пытался договориться. Просил её о чём-то. Она отказывалась, шипела: «Максимов, ты идиот, это уже совершенно не смешно, да и всё-таки надеюсь это только ты такой придурок, он не таков» я мало что понял, но особо не прислушивался, мне интереснее было с Максом прогуляться. Я очень надеялся, что он про меня вспомнит, выведет размяться. Вспомнил таки, отстал от этой их общей, оставил её как обычно серьезную и рассерженную. Но какое мне до этого дело, мы славно погуляли, он со мной немножко побегал, хоть и ворчал потом, что устал, что уже не мальчик, что надо отдыхать когда есть возможность и не надо бегать за преступниками... но к этому его ворчанию я тоже, конечно, не прислушивался. Я же его знаю, меня он не проведёт.
Под вечер Леонидов и Лена собрались домой ехать, что-то она задерживалась в лаборатории, и Лёша вместо того, чтобы ножками пройтись и её позвать, решил, что надо ей позвонить. Никак не мог найти телефон, Максимова почему-то это жутко развеселило, он ухмыльнулся и протянул Лёше свой.
- Так уж и быть, можешь моим смартофоном воспользоваться, - говорит. А рожа при этом хитрая-хитрая.
Леонидов Лену набрал, та ответила, и даже я услышал, как громко она спросила: «это ты, мой жеребец?»
Не только я услышал, все услышали. Гнездилов снова чуть со стула не свалился, Ленов в этот раз ничего из рук не выронил, отреагировал спокойнее, все-таки быстр обучается, но заулыбался, конечно, во весь рот. А вот Лёша телефон из рук выронил и долго ещё рот разевал, пытался что-то сказать. Гнездилов с Леоновым, сердобольные на два голоса ему анекдот про жеребца рассказали, кое-как успокоили, водички налили. А Макс куда-то вышел, и я краем уха слышал, как он благодарил Лену и называл умницей.
На следующее утро Леонидов выглядел совсем не выспавшимся.
- не удивлюсь, если и ночью анекдоты читал, - предположил Макс. Гнездилов издевательски посмеялся, а Вахтанг сочувственно покачал головой.
Потом Лёша сидел за столом и откровенно засыпал. Он пытался читать какие-то документы, перебирал бумаги, но голова клонилась вниз, он почти ложился на стол, нервно вздрагивал, дёргал головой и пытался придать лицу осмысленный вид. Макс в конце концов плюнул и уложил его на диванчик. К моему удивлению Лёша не спорил, даже пробормотал что-то явно благодарственное, пока устраивался поудобнее, укладывал руку под голову. К ещё большему моему удивлению ни Леонов, ни даже Гнездилов никак это не прокомментировали, оба промолчали, занялись каждый своим делом.
Потом я понял, что рано расслабился и потерял бдительность. Гнездилову же неинтересно, когда всё хорошо и спокойно. День шёл своим чередом, всё было тихо и мирно, Макс куда-то ушёл, следом за ним и Гнездилов. Лёша мирно посапывал на диване, Вахтанг сидел за компьютером, и ничто не предвещало.
Гнездилось ворвался в кабинет, открыл дверь буквально пинком.
- Вот вы тут сидите, этот так вообще спит, а там в лаборатории такое, там Лена Максу ууу, - возбужденно заорал он, размахивая руками.
- Анекдот рассказала, - вкрадчиво предположил, появившись у него из-за спины Максимов.
- Они так смеялись, так смеялись, - ехидно подхватил Вахтанг.
- Чуть с постели не упали, - не открывая глаз добил Лёша, улёгся поудобнее и снова провалился в сон.
Такие моменты позволяют мне не забыть, что Леонидов прекрасен почти так же как Максимов. А ещё я подумал, что, возможно, сегодня Лёша снова будет ночевать у нас, возможно, они будут рассказывать анекдоты, возможно, они оба придут завтра на работу не выспавшиеся, хотя вот последнее уже маловероятно, Макс ведь о нём заботится. Как известно, какая разница кто с кем спит - главное выспаться.....

И мисси сказала:

Кстати, про выспаться. Макс тут попросил меня остаться на денёк с Леоновым, мол, у них с Леонидовым важное дело. Ну я что, мне не трудно, у Леонова жена добрая, пирожками меня всегда кормит, почти такими же вкусными, как Клавдия Олеговна. Поехал, значит, я домой с Леоновым, а Макс с Леонидовым куда-то ушли с серьезными лицами.
На следующий день пришли мы на работу, в кабинете пусто как-то, один этот, в шляпе сидит с хитрой рожей.
- А что, Леонов, ты знаешь куда наши соколики отправились?
- Да мне-то что, сказали в командировку - значит, в командировку.
- Так-то оно так... Только никакой командировки им шеф не выписывал, я лично узнавал!
- Как не выписывал? - Эта их общая как всегда не вовремя притащилась и почти все слышала.
- А вот так! Ох, сочувствую я тебе, Ленка! Два мужика - и оба изменяют! Хорошо ещё не друг с другом! Хотя... Ой, кто их знает, я бы на твоём месте внимате... Да заткнись ты! - Это мне уже, потому что я такой бред слушать не стал и хорошенько Гнездилову высказал, что я о нем думаю.
Но эту их общую если что-то завело, то уже не остановить.
- Вахтанг, куда они поехали?
- Да точно тебе говорю! Сауна, тёлочки, все дела! А то и без тёлоч... Да все, молчу я, хватит лаять, животное!
- Лен, - это уже Леонов, - Да я правда не знаю. Макс попросил вот за Псом посмотреть пару дней, ну и все.
Тут эта ко мне подходит.
- А ты знаешь, где они? Не знаешь... А найти сможешь? Ну пожалуйста!
И тут я понял, почему Макс с ней так носится. Я же тоже такой же: когда она меня просит, вот так вот в глаза глядя, я же тоже только киваю и соглашаюсь. Вот и сейчас, уже мчимся по улице очень веселой кавалькадой: впереди я, сзади Гнездилов за рулём своего драндулета, Лена там на пассажирском сидении вся нервная, ну и Леонов за компанию. Вообще никого в отделе не осталось, между прочим.
Я запах чувствую едва уловимый, бегу за ним - но что-то странно, куда он меня ведёт. Пригород уже какой-то начался, частный сектор. Вдруг чувствую - оно! Забор, за ним видна огромная территория и вывеска на нем какая-то пафосная: Загородный клуб. И машина Макса стоит, родненькая.
Гнездилов к воротам подъехал и давай сигналить. Охранник вылез, наглый такой кабан.
- Чо надо?
Леонов пытался по-нормальному объяснить, но Гнездилов из окна высунулся и орет: "Притон ваш накрывать приехали, допрыгались, голубки!". Охранник пистолет достал и говорит:"Чо?", Гнездилов сразу обратно и нырнул. Зато эта их общая вышла и говорит своим самым страшным спокойным тоном:
- Полиция. Разрешение на ношение оружия есть? Чья это машина? С кем он здесь?
Охранник сразу стушевался, пистолет спрятал и говорит:
- Да это двое тут... Приехали... Вчера, да. Номер сняли и сидят в нем.
- Вдвоем? Ну, поздравляю, Ленка, допрыгалась! Теперь твоя очередь, теперь ты будешь их обоих ревновать! Ай, ну ты чего? - это Леонов ему подзатыльник отвесил.
Ну, мы на территорию зашли, машину поставили и отправились в корпус. Шикарный, надо сказать, Загородный клуб. Сосны, воздух, пруд какой-то, в общем, всё для полноценного отдыха. Эта впереди мчится, аж каблуки между плиток втыкаются. Гнездилов вокруг нее вьется, все бред все на разные лады излагает. А мы с Леоновым идём сзади спокойно, природой наслаждаемся.
До корпуса дошли, эта на ресепшене спрашивает:
- Леонидов в каком номере?
- А вы, собствен...
- Полиция!
- В восьмом.
Она портье отодвинула и по коридору вперёд. Домчалась до восьмого номера, остановилась, выдохнула и постучала. Тишина. Громче постучала. Тишина. Она повернулась и говорит едва слышно, но решительно:
- Выбивайте!
Ну, Гнездилов только разбежался, портье кричит:
- Подождите, подождите, у меня ключ есть!
Открыли дверь, эта их общая первая вошла, а больше никого Леонов не пустил, как Гнездилов ни пытался. Пришлось мне даже рыкнуть чуток, чтобы он рваться перестал. Да и портье заодно успокоилась.
В номере, тем временем, тихо. А потом Макс вывалился, злой как чёрт. И эта за ним, смущенная.
- Вот что ты за человек, Лена! Выспаться не даёшь даже в командировке!
- Да какая командировка! Хватит врать уже!
- Не ори! Леонидова разбудишь!
- Ой, прости.
- Все, я спать. Меня ещё на сутки шеф отпустил, имею право. Пёс, пока! Хотя, оставайся-ка ты с нами, раз ты нас нашел. Тоже выспишься.
Портье было рот открыла, что с собаками нельзя, но на нее все, даже Гнездилов, так посмотрели, что она поняла, что спорить не следует.
И тут Леонов говорит:
- Макс, а у тебя паспорт с собой?
- Какой паспорт, Вахтанг, что ты несёшь?
- А. Понятно.
- Что тебе тут вообще понятно, Леонов? Что тут происходит вообще? - это Гнездилов очнулся.
- Понятно, почему Лена не ошиблась, что номер на Леонидова оформлен. А происходит здесь, Гнездилов, простая мужская дружба.
Гнездилов так глаза выпучил, что даже портье рассмеялась.
- Люди отсыпаться приехали, Игорь. Просто отсыпной у них. А ты со своими дурацкими выдумками и меня сюда притащил, и мешаешь всем. Поехали, работать кто будет?
И они уехали. А Леонидов так и не проснулся, даже когда я рядом захрапел. Просто перевернулся на другой бок и одеялом поуютнее укутался.

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов

00:20 

И например вот так тоже было

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Я сказала:

... однажды на шевелюре Леонидова обнаружилась перхоть. Хорошо ещё, что это обнаружилось у нас дома (да, заходил позавтракать) а не в отделе. Ух, как он переживал. Не понимаю, к чему такие страдания, не блохи ведь, тьфу ты, то есть не вши. Максимов, конечно, тоже не понимал. Сначала только почёсывал свою совершенно лысую голову и смеялся, потом начал строить предположения, как так могло получиться, то ли нервничает Леонидов много, то ли стареет, то ли зря голову каждый день с дорогим дурацким шампунем моет. Но потом заткнулся, понял, что дело серьёзное. Мрачно плюнул, непонятно как-то посмотрел на страдающего Леонидова и ушёл рыться на полках. Звенел бутылками и тихонько ругался. Вернулся к нам с победным видом и с бутылкой оливкового масла в руках. Даже я заинтересовался. - А сейчас, мой дорогой, мы будем с тобой в библию играть - торжественно объявил он Леонидову, силком усадил его на диван, открыл бутылку, щедро смочил ладонь маслом и начал втирать его Лёше в волосы. Я-то это дело знаю, давно привык, у Макса всё просто: болеешь - касторовое масло, заклинило оружие - машинное. А от перхоти оказывается оливковое. А вот Леонидов к такому готов не был, натурально заверещал, попытался вырваться, пока брыкался, чуть бутылку не разбил. Но Максимов-то что, Максимов крепко держит, у него не забалуешь. Да и Леонидов это на удивление быстро понял. Вырываться перестал, засопел тяжело, я сначала решил, что сердится (вот идиот, не понимает, что для его же блага) а потом прислушался, странное какое-то сопение-то. Дыхание такое учащенное, что за черт? А потом я понял, да я же сам так дышу, когда эта их общая меня по голове гладит и за уши треплет. Вот как это оказывается выглядит-то. Тьфу, пропасть, как несолидно. Леонидов, видимо, тоже решил, что несолидно, взял себя в руки, сопеть перестал и начал занудно докапываться почему это в библию, да на что это Макс намекает, не на Самсона ли и Далилу, не на то ли, что он, Леонидов предатель или, может, он про каких-то там дев неразумных хочет сказать? Так вот сам он, дура неразумная. Леонидов ещё долго ворчал, нёс какой-то бред, я и прислушиваться перестал, а Макс только криво ухмылялся, продолжал аккуратными, да что там, я бы даже сказал ласковыми движениями втирать масло Лёше в голову и ничего не говорил. Да и что тут можно сказать? А насчёт библии, полагаю, он это брякнул потому что в библии главное ведь что? Радость и любовь. Вот пусть и учатся радоваться. А с любовью у них и так, кажется, всё хорошо...

А мисси сказала:

Макса тут чуть опять не выгнали, причем как-то очень неприятно все получилось, некрасиво и гнусно. Не буду в подробности вдаваться, просто все это смахивало на товарищеские суды советского времени. Но по всему выходило, что Макс типа врун последний и ничего на самом деле не делает и не делал. И даже Гнездилов тут не причем, он как узнал, что к чему, прям по-настоящему расстроился. И даже товарищ полковник ничего не смог сделать.
А Макс вещи собрал спокойно, потом пошел на выход. Даже меня забыл позвать. Я сначала даже обиделся слегка, а потом понял, что во мне он полностью уверен. И в Лене с Лёшей тоже - в дверях повернулся и говорит: "Ты ничего не хочешь мне сказать?" - а вид такой, будто он сейчас на Луну в один конец отправляется. Эта глазами заметалась, потом говорит отчаянно: "Я люблю тебя!". Макс усмехнулся и пробормотал: "Не то!". Леонидов совершенно диким голосом говорит: "Я буду ждать тебя!". Макс опять: "Не то!". И тут Гнездилов встал, о стол оперся и утробно так, изнутри: "Они положили сырой порох, Карл!". Макс улыбнулся - не усмехнулся, а улыбнулся - и говорит: "А вот теперь то!". И ушел, подмигнув всем на прощанье. Я, конечно, следом побежал.
А вечером Леонидов с Леной приехали и привезли новость, что в отделение приехал лично генерал Гнездилов и устроил всем такой разбор полетов, что половина участников уволилась, а половине товарищ полковник лично влепил выговор в личное дело. Так что не получится, Макс, отдохнуть и отоспаться, завтра ждут очередные великие дела!

И ещё мисси сказала:

Сегодня что-то странное было. То есть, вроде все как обычно - гнездиловский драндулет заводиться отказался, Макс с Леонидовым по этому поводу поржали, да разошлись по своим делам. А к вечеру Клавдия Олеговна пожаловали, хотели Гнездилова домой забрать. А тут и эта их общая за Леонидовым зашла, чтобы домой ехать. И тут Гнездилов вдруг и говорит: "Любимая, ты езжай домой, а я тут задержусь, причем, видимо, до утра. С пацанами в гараже". Клавдия Олеговна аж сумочку выронила, да спрашивает: "Это с какими такими пацанами?!". И тут эти двое, Макс с Леонидовым, вдруг синхронно так встают и говорят: "С нами, Клавдия Олеговна!". Тут уж пришел черед этой их общей сумочку ронять от удивления. Ну, мужики пользуясь замешательством в рядах противника, женщин своих выпроводили, а сами Леонова за пивом послали. Тот сначала не хотел идти, но как расклад узнал, так прямо и побежал, причем домой позвонил и сообщил, что тоже не придет.
В общем, наутро драндулет гнездиловский даже завелся. Эта их общая, правда, завелась ещё сильнее, когда увидела, во что Леонидов превратил пиджак и галстук, которым он в какой-то момент форсунки протирал. А вот Клавдия Олеговна довольна. Пирожков мне принесла. Всегда бы так.

А я сказала:

... в тот вечер Леонидов приехал к нам домой. Макс открыл дверь и удивленно присвистнул, увидев на пороге сияющего Лёшу. Тот улыбался во весь рот и держал в руках пижонскую кожаную сумку, набитую явно необходимыми вещами.
- Лена, что ли выгнала? А чего же тогда так сияешь? - поинтересовался Максимов. Я тоже вопросительно гавкнул, нет я не влезаю обычно в чужие разговоры, но интересно же, да и, конечно, я имею право знать.
- Не выгнала, а отпустила. Разрешила пожить у тебя. И даже безо всякого вранья обошлось.
- Я к вам пришёл навеки поселиться, - как всегда ровно сказал Максимов и распахнул дверь пошире - Ну заходи, раз пришёл.
- И я хочу по-нормальному, раз уж я пришёл, я хочу быть самим собой, по-настоящему, - вызывающе сказал Лёша и вошёл в квартиру. Макс только кивнул. И на лету поймал плащ, который Леонидов небрежно швырнул на пол.
Потом они заказали пиццу. Посмотрели футбол, от души поорали, и Лёша правда в этот момент стал похож на себя самого, на настоящего.
Совсем потом начался какой-то идиотский сериал про ментов, и Макс начал засыпать под доносящиеся из телевизора звуки перестрелок и визг тормозов. Киношные менты ловили киношных бандитов и делали это как-то совсем бездарно.
Леонидов Макса разбудил, твёрдо и непреклонно отправил в ванну зубы чистить. Максимов попытался было сопротивляться, объяснил, что он всегда утром чистит потому что это логично, днем он с людьми общается, а ночью-то зачем. Но Лёшу было не переубедить. Пришлось Максу топать умываться. Завис он там надолго, может снова засыпал, прикорнув у тёплой батареи. Леонидов за это время убрал следы пиршества, подмёл и даже протёр шваброй пол, расстелил для Макса диван и переоделся в шелковый халат. И сеточку на голову напялил, вот смех. Это чтобы волосы во сне не рассыпались, чтобы прическа не попортилась.
Максимов когда из ванной вышел тоже очень ржал. А потом внимательно посмотрел на Леонидова и тихонько спросил: «ты ведь хочешь быть собой совсем по-настоящему?»
- Конечно - улыбнулся Лёша - Быть самим собой совсем по-настоящему.
Макс кивнул и ушёл рыться в шкафу. Копался он долго, из недр шкафа вылетело несколько поношенных футболок, один тапок (вот уж не знаю, как он там оказался, и почему он один) и белая майка (вот уж удивительно, что у Макса нашлась одежда не чёрного цвета) Наконец Максимов с победным видом вынырнул из шкафа и протянул Леонидову какой-то свёрток.
- Нет, - сказал Лёша и как-то странно вздохнул - Нет. И откуда это у тебя? Неужели сохранилось с тех пор? Нет.
- Да, - спокойно сказал Макс - И это ответ на твои возражения тоже. Ты же сам хотел чтобы по-настоящему.
Леонидов как-то странно усмехнулся и ушёл. Я не понял, куда и зачем. Но вернулся он очень скоро. Переоделся. И во фланелевой уютной пижаме с мишками он окончательно по-нормальному стал самим собой, настоящим. Макс ухмыльнулся, протянул руку и сорвал с его волос эту дурацкую сеточку. Я сначала подумал, что вот это уже чересчур, но Лёша только светло улыбнулся в ответ. Так они и стояли, улыбались друг другу два настоящих идиота. А я про это никому и никогда не расскажу, слишком уж это про нас настоящих...

А мисси сказала:

Максимов тут на дело ходил без меня. С Леонидовым, но без меня. Потому что в театр. Выслеживали они там кого-то. Добыли с огромным трудом контрамарки, какая-то прям бешено популярная постановка. И этот их подозреваемый там должен был в зрительном зале быть и даже, возможно, что-то такое делать, я не понял. В общем, так или иначе, отправились они.
Леонидов внезапно явился в форме и как-то совсем тщательно причесался, но даже как-то понял, что тут в чем-то другом дело. Только Макс не просек ничего.
Пришли они в театр - это Леонидов мне потом рассказал. Ну, не мне, а нам с Вахтангом - Леонидов завел шарманку, что давно в театре не был, а сейчас, вот, случай подвернулся. Потом они на свои места уже после начала представления, ясное дело, пробрались, уселись. Макс головой крутит, подозреваемого высматривает, а Леонидов говорит "Жаль, места плохие, постановку посмотреть не удастся". Макс отвечает: "Почему плохие, вон, весь зал хоро..." - и осекся, заржал так, что соседи шикать стали.
Поймали они подозреваемого своего, в отдел привели, допросили. А потом Максимов ненавязчиво так и спрашивает: "А на Новый год ордена наденешь?". Леонидов усмехнулся так по-доброму и говорит: "Главное, чтобы мне внедряться никуда не пришлось". Тут, правда, Макс все испортил, потому что сдержаться не смог и пробормотал, что, если что, у него фотография, которую на дверь лепить, кстати, у самого есть. Леонидов аж плюнул с досады и ушел.

Я тоже сказала:

... мы с Максом зашли к этой их общей в лабораторию, и Макс говорит: Лен, у тебя нет бинта какого-нибудь или пластыря?
А она ему в ответ спокойно так: Раздевайся.
Честно, мы с Максом оба подскочили от неожиданности. Он мне как-то по секрету рассказал про свой сон, будто бы он так в лабораторию зашёл за бинтом просто, а получил приглашение раздеваться.
Тут из-за стеллажа вышел Леонидов, которого мы сначала не заметили и тоже спокойно так говорит: Вот именно, Макс, раздевайся.
Максимов обалдело башкой затряс, а я первый понял в чем дело. Лёша мою догадку подтвердил.
- Ты же не пойдёшь в больницу, ты же упёртый баран. Придётся тебя так спасать, своими силами.
Лёша-то да, он такой, Макс его никогда не может ввести в заблуждение даже своим спокойным голосом. Но неужели и эта их общая осознала?
А Макс тоже да, тоже такой. Упёртый баран в смысле. И ни в какую больницу, конечно, не пойдёт. Криво ухмыльнулся, стянул рубашку через голову и повернулся к Лене спиной. Она аккуратно и все крошки стекла вынула, и раны промыла-перевязала, в общем сделала всё в лучшем виде, любо-дорого посмотреть. Леонидов тоже в стороне не остался. Подавал пинцет, принимал окровавленную вату и страдальчески морщился и шипел, это он так Максу помогал, ясное дело.
Закончили они спину спасать, Максимов легонько плечами повёл, ну затекли у человека плечи, надо же в себя приходить как-то после ранения, и мы оба услышали совершенно синхронный и совершенно одинаковый полувздох-полувсхлип.
- Не переживай ты так, Лен, всё хорошо, мне уже совсем не больно, - торопливо сказал Макс и ещё более торопливо натянул рубашку, - А ты, Лёш, не завидуй моей татуировке, сделаем тебе такую же. Ну, если Лена разрешит, конечно.
Увернулся от полетевшего в него пинцета, свистнул мне, мол, пошли отсюда и вышел, закрыв за нами дверь. Всё-таки Макс самый деликатный человек на свете, кто ещё смог бы так правильно вытащить из неловкой ситуации двух дорогих ему людей? А я вот неделикатный, тошнит меня уже от этих вздохов. Хорошо ещё, что Гнездилов и Леонов себя по-человечески ведут. И на том спасибо...

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов

23:24 

И потом

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
мисси сказала:

А на днях я линять начал. Старая шерсть с меня клочьями сыпется, зато новая растет красивая, шелковистая. И только эта их общая и заметила. Точнее, тип в шляпе тоже заметил, что линяю. И разорался как обычно, что я-де на его брюки шерсти насыпал. А медэксперт и новую шерсть увидела, и даже похвалила в своей манере - что вот, мол, Максимов, учись, можно и новую шерсть-то отрастить. Макс только хмыкнул как он один умеет. Ну что с нее взять, с медэксперта этого.
Леонидов тоже смешной. Я вчера уж и так, и так, изо всех сил старался к нему не подходить, когда он до завтрака не дотерпел, а ужинать приехал - а то что эта их эксперт скажет, когда он домой весь в моей шерсти явится? Так он же ещё и обиделся, что я его избегаю! И, главное, Макс бы хоть объяснил - нет, ржал же просто и прикалывался в своей обычной манере. Потом, правда, уже в дверях, когда провожал гостя, то обронил так небрежно, что вот, мол, ему-то можно и не бояться, от него шерсти не остаётся. Леонидов на меня посмотрел озаренно и просиял. Тоже мне, бином Ньютона. Ладно, пойду на снегу спать. Не пропадать же шерсти.

И Ольга сказала:

... Пёс, фу! Пёс, место!.. А у меня, между прочим, имя есть. Я, может, даже больше Макс, чем мой человек. Он просто боится, что нас путать начнут. Ну, в принципе, оно и правильно боится. Я со всех сторон лучше. У меня и хвост есть, я и на снегу спать могу, и запахи чую лучше, а уж обаяние и интуиция у меня так вообще... Вон, их общая, как приду к ней в лабораторию, проверить - как она там, одна, сразу тискать давай, в нос целовать. А я знаю - сейчас опять будет выговаривать моему человеку, что-де, надо меня мыть регулярно и витаминами кормить. Тьху на эти витамины. Сама пусть их ест. Эй, Гнездилов, отдай колбасу! Не тебе дали! Свою надо иметь...

И тогда мисси сказала:

Гнездилов как колбасу мою сожрал, сразу на лирический лад настроился. А в кабинете, как назло, только я и Леонов забежал по делу. Орлы наши понятно где ошиваются - им, видите ли, результаты баллистической экспертизы надо узнать. Обоим сразу. По одному, видать, не поймут.
Ну Гнездилов и решил к Леонову докопаться. Так, мол, и так, что ты думаешь про нашу "романтическую геометрическую фигуру" - так и завернул, натурально. Леонов попытался, конечно, уйти от разговора, сказать, что в чужие дела не лезет, особенно в чужие семейные и экс-семейные, но этого же так просто не заткнешь. Ноги на стол закинул и давай рассуждать о том, почему Максу лучше, что он один, но при этом почему ему от этого хуже, и что он, Гнездилов, по этому поводу думает. И что Леонидову не надо это терпеть, а нужно кулаком по столу каааак стукнуть, да кааак сказать. Вахтанг так смеялся, что Гнездилов аж обиделся.
Тут и Леонидов с Максом вернулись, а Гнездилов им заявляет, как только они вошли: "Мы тут с Леонов обсуждаем, что вам Лену надо жестче, жестче держать!". У Макса брови на лоб поползли, да взгляд затуманился, а Леонидов как обычно стал подбородком дергать и руками махать, он когда нервничает, то всегда такой становится. Гнездилов и рад стараться, давай дальше всякую фигню свистеть, что и Лена, мол, наконец должна окончательно определиться, с кем ей никогда-никогда больше не общаться, а с кем - так и сказал! - уехать в далекую светлую зарю. Леонидов ему чуть шляпу по самые уши не натянул.
Леонов слушал-слушал, потом и говорит уже в дверях: "Не понимаешь ты, Гнездилов, простую вещь. Они оба почему за Лену так держатся? Потому что два идиота. Они считают, что она их единственное соединительное звено. Что если Лены не будет, то сами по себе они, учитывая дислокацию и анамнез, должны будут даже не здороваться больше. А именно Лена, якобы, их и объединяет. Нет, ну в каком-то смысле конечно..."
И ушел. И дверь за собой прикрыл. Эти трое так с открытыми ртами и остались. Гнездилов-то понятно, слова "анамнез" и "дислокация" пытался понять. А вот Макс с Леонидовым... Прав Вахтанг: два идиота.

А я сказала:

... со словами "анамнез" и "дислокация" он все-таки быстро разобрался и освоился. Но рот почему-то всё не закрывал. И вид стал жалкий, вот честное слово ещё жальче, чем обычно. Если бы мне кто сказал, что такое возможно, я бы не поверил. Но факты вещь упрямая. А ещё факт был в том, что он испугался. Не понимаете, чего он испугался? А я вам сейчас объясню. Они думали, что их соединительное звено (ишь ты, как красиво звучит) это их медэксперт. А этот неприятный в шляпе думал, что их соединительное звено - это он. А ещё думал, что если они теперь во всём разберутся и перестанут маяться дурью, искать и находить странные предлоги и пресловутые соединительные звенья, то сами смогут обойтись без всяких помощников. Они станут полноценно принадлежать друг другу, и этому неприятному в шляпе не получится больше влезать в их разборки, в их дела и расследования, а главное в их жизнь. И как он тогда сам жить станет? Для чего? Тоже идиот. Не понимает, что друг другу-то они, может, и принадлежат давно, но у них ещё и я есть...

И Ольга сказала:

... и потому он решил действовать иначе. Нет, травить он никого не стал. Он начал пытаться любыми путями добыть волос с головы моего человека. Задача, прямо скажем, непосильная. Потому что голова у моего человека, как бильярдный шар. Гладкая и блестящая. Ни единого волоска. Даже на зиму подшёрсток не лезет. Но если Гнездилову что в черепную коробку вошло - ничем не вышибить. Я, поначалу, не понимал - зачем этот в шляпе шляется за Максом по пятам. Но, как-то раз, меня оставили с ним в кабинете и я прозрел... Гнездилов полез в интернет. Да, я знаю, что это такое. Я вообще знаю много слов. Я - умный пёс. Ну так вот. Залез он в интернет и начал читать, бормоча себе под нос: "... Для ритуала подойдет буквально несколько волосинок, которые вы можете вырвать, проводя рукой по его голове, или же просто снять с одежды, когда он спит..."
- Слыхал, скотина блохастая? Когда спит! Так что, ждите в гости. Так, что там дальше?... "Вам нужны еще несколько своих волос." Дааааа... - погладил себя по лысой наш потенциальный ночной гость, - "...А также подходящее время, которое выпадает как раз на период растущей луны. Если вы все сделаете правильно, то положительные результаты могут проявиться сразу же, в тот же день.". О как! Хаха! Гнездилов - это голова! Чуешь, фабрика шерсти? Не, ты не думай! Я не из шоу-бизнеса! Я ж не для того! Я чтоб конкурента убрать! Вот начнёт он на меня томные взгляды бросать, да заигрывать - тут-то начальство и поймёт, что таким кадрам не место в полиции! И выпнут твоего Макса отсюда. А тебя в питомник сдадут. Или усыпят!
Тут я уже не утерпел и облаял гада с ног до головы. А на выходе и стул ему облил. И всё равно у него ничего не получится - нет у него исходников. Не выйдет приворот!
Но он упорный. Решил, раз с головы ни у моего человека, ни у себя, волос набрать не получится, надо с рук надрать.

@темы: смазливый красавчик Никита Панфилов, пулемёт Максим, буквы, с которыми я играю

20:25 

Как было дальше

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
А потом я спросила, а где Гнездилов

А Ольга сказала так:

... вчера почуял за дверью этого, в шляпе. Пыхтел, как паровоз. Проводки какие-то под дверь просовывал. Ну да я ему их пооткусывал. Из-за двери донеслось традиционное: "Сукаааа!". Когда же он поймёт, что я - кобель.

А мисси сказала так: и это было не совсем законно то есть совсем незаконно вообще, мы изначально собирались играть в стёб

А вчера этот в шляпе сидел в кабинете вечером один. Шляпу снял, тёток своих противных голых на компьютере выключил, сидел, просто смотрел в никуда. Макс с Леонидовым у этой их общей в лаборатории ошивались, видать выясняли, кто к кому ночевать пойдет. А меня выгнали, чтобы не мешался, не перетягивал на себя одеяло симпатий, как Леонидов выразился. Ну я и пошел в кабинет. А там этот сидит. И лицо такое... Словно завоет сейчас. Я как вошёл, так и застыл на пороге, сам чуть не взвыл. Этот вскочил, шляпу свою идиотскую напялил и говорит: "Ты что уставился? Что припёрся? Тебе что надо? Уууууууу, псина блохастая!" - и по загривку меня потрепал. Не как всегда, как будто пнуть хочет, а так... Ну, как Леонидов с утра. Я ему от неожиданности аж руку лизнул. Тут подскочил, руку об пиджак вытер и ушел. Только перед тем как дверью хлопнуть, посмотрел на меня так протяжно, так тоскливо, что я не выдержал и завыл таки. Так завыл, что аж Макс с Леной прибежали, перепугавшись. И Леонидов пришел следом, спокойный такой, вальяжный. А глаза бешеные и желваки на скулах ходят. Я на него посмотрел, на этих двоих посмотрел, подошёл к Леонидову, за пальцы его зубами взял аккуратно, и мы ушли. А эти пусть сами разберутся, что у них и почему. Если смогут. И если захотят, конечно

Тогда я сказала так: потому что дурак и драмаквин и люблю розовые сопли

... вышли мы с Леонидовым из здания (я изо всех сил старался делать вид, что это он меня ведёт, а не я его) а из-за угла нам навстречу этот идёт, неприятный который, в шляпе. Весь ссутуленный, глаза по сторонам бегают, он даже подлянки свои не с таким видом устраивает. Подошёл к нам, воровато оглянулся по сторонам, мельком посмотрел на Леонидова, а потом сунул руку в карман. Я опасность всегда чую, инстинкт у меня. И тут опасность почуял, сам не понял, что происходит, но ох как это всё неспроста. А он вытащил из кармана сосиску, быстро снял с неё целлофан и протянул мне на раскрытой ладони. Я эти сосиски знаю, в магазине неподалёку продаются, однако быстро же он успел в этот магазин забежать и сосиской разживиться Я угощение, конечно, съел, кто же будет отказываться, но чувство опасности и чего-то неправильного меня не оставляло. Тут-то всё и началось. Пока я сосиску доедал и облизывался, Леонидов потрясено молчал, а этот неприятный нахлобучил свою шляпу поглубже (уверенность она ему придаёт, не иначе) зыркнул злобно из-под полей и надтреснутым голосом сказал "неужели даже он меня терпит просто потому что добрый, а не из-за дяди генерала?" Я в этом вопросе ничего не понял, кроме того, что я добрый, так в этом ничего удивительного нет. А вот Леонидов что-то понял. Посмотрел на неприятного внимательно и мягко спросил: "ты правда думал, что нам есть какое-то дело до твоего дяди?" Я очень его голосу поразился, он даже с этой их экспертом так ласково не разговаривал никогда. А ещё понимать кое-что начал. Этот неприятный в шляпе, он оказывается боялся, что они его прощают и ни разу в морду не дали за все его подлянки не потому что любить умеют (хоть и странно любить, с дикими вывертами) а потому что дядю боятся. Он не только неприятный, но ещё и глупый совсем, получается. Я к нему подошёл и снова руку лизнул, ну а что я ещё мог сделать?! И он не отдернул, не заорал как обычно. А Леонидов ещё больше нас удивил. Да и самого себя, кажется, удивил. Подошёл к этому неприятному и честное слово взял его за пальцы. Так же аккуратно как я давеча в кабинете самого Леонидова за пальцы зубами брал. Леонидов этого неприятного, конечно, не зубами, а рукой прихватил. Но всё равно обалдели мы все. А потом Леонидов просто сказал "ну пойдём" и я не понял, кому он это сказал, мне или этому неприятному. Но мы пошли все втроём, и мне уже не надо было делать вид, что я веду Леонидова или что он меня ведёт. Теперь уже этот неприятный с Леонидовым куда-то тихонько вели друг друга. А я просто шёл рядом. Потому что я всегда рядом, я по-другому не умею...

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов

20:02 

Как всё начиналось

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
мисси сказала так:

..а потом опять эта пришла. Их общая. Вечно то одним, то другим пахнет. И не чувствует, как от них обоих друг другом несёт. А ещё медэксперт! Нос тебе зачем, медэксперт? Правильно, чтобы не совать его в чужие дела. Вот и не суй и посмотри чуть дальше его. Бери с меня пример. Я же не лаю на всю округу, когда Леонидов с утра заходит "завтракать". А то ты его не кормишь, эксперт!

А Ольга сказала дальше так:

... а омлеты он жарит вкусные. Правда, я бы в них ещё колбасы покрошил, но в нашем холодильнике такое водится редко, а Леонидов вечно просрочку тащит. Жлоб. Я - пёс породистый, меня нельзя просрочкой кормить. Сами жрите такое! А вчера Макс принёс новые наручники. Странные - с мехом розовым. Но, по запаху - кошачьим. Для кошек что ли? Мдааа... Совсем убойный измельчал...

А потом я добавила завитушек, розовых соплей и ненужной странной беззащитной нежности:

... а с новыми наручниками скандал получился. Поругались они крепко. Когда Макс эти меховые наручники достал, они с Леонидовым сразу бросились экспериментировать, давно хотели одну мысль проверить, даже я об этом их пари знаю (что неудивительно, я вообще всё знаю) Так увлеклись, что дверь забыли запереть, какая халатность. Вот тогда на пороге и возник этот их третий, неприятный. Он тоже размахивал наручниками, обычными браслетами, без всякой пошлой розовой опушки. И это были максовы наручники. Вот тут Макс и получил возмущённые визги с двух сторон (честно, даже эксперт эта их общая так визжать не умеет) "Вы пробовали без меня?!" "Ты решил узнать результаты с ним, а не со мной?!" Они давно хотели проверить, какие наручники крепче, наши обычные браслеты или те странные с мехом. Конечно, Макс собирался с Леонидовым это проверять. Это все-таки было их пари. Но в тот день снова не выдержал и приковал этого неприятного к входной двери, в отделе-то много таких удобных ручек, не только в архиве. Все-таки они все трое глупые, не надо проводить никаких экспериментов, чтобы понимать, что крепче любых браслетов - мои зубы. Именно я надёжнее всего могу зафиксировать преступника, чтобы эти трое уже доставили его в отдел, по пути снова выясняя, кто именно раскрыл дело. И снова, конечно, поругаются...

@темы: буквы, с которыми я играю, пулемёт Максим, смазливый красавчик Никита Панфилов

21:54 

как это ни смешно, но опять буквенное

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Это был некий вызов самой себе
Потому что написано было по неосторожной фразе " если вдруг вы с ним останетесь последними людьми на Земле" Боюсь, что в таком случае человечество обречено
Ну и я долго думала как написать что-нибудь адекватное про такую ситуацию
Фантастику не то чтобы не люблю - сочинять не умею
А сон - это слишком банально и очевидно
Но все-таки выкрутилась
И самой даже нравится. Без ложной скромности

И я по-прежнему не умею здесь привинчивать песни
Саундтрек: Олег Медведев "Форнит"
(Да и не только к сказке, но и к тому дёрганному шакалу тоже немного)

Как обычно, все совпадения вымышлены
Все герои не случайны

Даже если бы ты был последним человеком на Земле...


Истину о том, что многие знания рождают многие скорби он усвоил в пятилетнем возрасте. Просто тогда ещё не умел так красиво формулировать. Ухо, впрочем, горело ещё несколько дней. А чувство странного стыда и невыносимой обиды жгло и того дольше.
В тот день родители пошли в гости к новой маминой приятельнице. Его взяли с собой и не потому что не с кем было оставить, а потому что им так и сказали, мол, приходите с сыном, пусть познакомится с моей доченькой, наверняка, детки подружатся. От обилия сюсюканья его немного подташнивало, но пойти в гости к новому человеку, конечно, было всё равно интересно. Они с родителями сначала долго-долго ехали на автобусе, потом на другом автобусе, а потом ещё и пешком шли. Вот шли, наверное, не очень долго, но он устал, вымотался, да и не терпелось прийти уже скорее, увидеть как они живут.
Дочка маминой приятельницы оказалась неплохой девчонкой, у неё в комнате было много игрушек, но не какие-то скучные куклы, а всевозможные машинки, динозавры и даже восхитительная ракета, которая летала совсем как настоящая. Они долго играли в отважных космонавтов, покоряли новые планеты, а потом вышли в открытый космос и зависли там среди звёзд и безжизненного пространства.
- Давай играть, будто мы последние люди на Земле? - предложила она.
- Давай! - с готовностью согласился он - И что мы будем делать?
- Надо понять, как теперь жить дальше, - она серьезно нахмурилась, закусила губу и задумчиво почесала затылок.
А он в ответ радостно рассмеялся. Он понял, что знает, что надо делать дальше. Если они последние люди на Земле, значит надо сделать так, чтобы появились ещё люди. И он знал, как это делается, пару дней назад ему объяснили это взрослые ребята во дворе. Совсем взрослые, они уже учились в школе. Он сначала не поверил, что все происходит и правда именно так, как они рассказывали, но разве будут школьники врать? Да и кошки рождают котят друг от друга, это он и сам знал.
Захлёбываясь от радости, он рассказал ей, что знает, что надо сделать. Надо родить нового человека, чтобы они не были последними людьми. Она слушала внимательно, хмурилась всё сильнее, но кивнула доверчиво и спросила, а что именно делать. Он, так же смеясь от непонятной ему самому радости, легонько толкнул её на пол, чтобы она легла на спину и стал стягивать одежду. Юбка, колготочки - сколько же у девчонок всего лишнего! Он дошёл уже до трусишек, увидел картинку-смешную мультяшную собаку, но она в этот момент громко и испуганно заревела, а в комнату ворвалась её мама. Гневно вскрикнула, рывком подняла обоих детей с пола, его же цепко схватила за ухо и повела на кухню, где взрослые мирно пили чай.
Ухо горело, разболелась голова, она что-то злобно и яростно говорила говорила его родителям. Он не понимал ни слова, не понимал, за что на него рассердились и что он сделал не так. Было страшно, очень обидно и невыносимо хотелось домой. Его желание исполнилось, папа почему-то помрачнел, взял его за руку и повёл одеваться. Мама немного задержалась на кухне, тоже говорила что-то в ответ хозяйке, но и маминых слов он не понял, да и было уже плохо слышно. Папа помог ему застегнуть сапожки, быстрым движением накинул шарф и замотал его как-то совсем неаккуратно, нахлобучил зимнюю шапку. Он никак не мог понять, сердится ли папа, а если сердится, то всё-таки за что. Мама тоже вышла к ним, молча оделась, холодно сказала приятельнице: "Всего хорошего" и они втроём вышли на лестничную клетку. Последнее что он увидел была девочка, которая выглядывала из своей комнаты, спрятавшись за дверь. Она смотрела немного испуганно и очень-очень серьезно.
- До свидания, - пробормотал он то ли девочке, то ли её маме, но все равно получилось это так тихо, что скорее всего никто его не услышал.
Домой они ехали в молчании, папа хмурился и покусывал губу, а мама смотрела в окно с таким интересом, будто никогда не видела их родного города. А он пытался понять, что произошло. А ещё хотел, чтобы голова больше не болела и чтобы ухо наконец перестало гореть.
Дома папа сел в кресло, но не стал брать в руки газету или пульт от телевизора, как делал обычно, а усадил его к себе на колени и спросил наконец, что он собирался делать, и как вообще ему в голову пришла такая идея.
Он рассказал всё честно. И про то, как они с девочкой играли в космонавтов, а потом решили играть в последних людей на Земле, и про то, что девочка не знала, что следует делать, а он понял, что нужны новые люди, чтобы они не оставались последними. И так же честно рассказал про то, как мальчишки во дворе объяснили ему, откуда берутся новые люди. И наконец совсем тихо спросил, почему мама девочки так страшно кричала, и за что она оттаскала его за ухо.
Конечно, папа ему всё объяснил. И о том, что детей нельзя дёргать за уши, никаких детей нельзя, ни чужих ни своих. О том, что он не сделал ничего плохого, просто мама девочки расстроилась от того, что её дочка плакала, ведь все родители переживают за своих детей. А ещё папа объяснил ему, что ребята и правда не врали, и новые люди получаются именно так, но не всё так просто, ребёнок не может получить нового человека потому что он ещё к этому не готов, ведь в мире всё устроено очень разумно, и например котята у кошек или щенки у собак рождаются только у взрослых, у тех, кто сможет о них заботиться, защищать их и добывать для них еду. Заботиться о ребёнке ещё тяжелее чем о котёнке или щенке, это могут делать только взрослые, поэтому дети и появляются у взрослых. А ещё задумано так, что дети появляются не у всех подряд взрослых, а у тех, кто друг друга любит и по-настоящему этого ребёнка хочет и ждёт. Тогда есть возможность получить малыша. Но надо быть очень ответственным, оберегать его, воспитывать, защищать и любить. Для этого сначала самому надо вырасти.
Папины объяснения понравились ему больше, чем объяснения мальчишек во дворе. Он понял, что обязательно это запомнит и, наверное, позже подумает об этом.
Оставалось выяснить самое главное.
- Я правда не сделал ничего плохого, папа? - с тревогой спросил он, доверчиво, заглядывая ему в глаза.
- Ты не сделал ничего плохого, малыш, - твёрдо и очень серьёзно ответил ему папа, и он поверил и успокоился.
Папа крепко обнял его, поцеловал в макушку и попросил сначала вырасти и стать ответственным, а потом уже думать про детей. И ещё папа объяснил ему, что не все слова в жизни надо воспринимать буквально. Бывают иносказания, метафоры, красивые фразеологизмы. Папа увлёкся и стал приводить примеры метафор, а он заскучал и уснул в надёжном кольце папиных рук счастливый и совершенно успокоенный.
Прошло много лет, он вырос и понял, насколько мудро поступил его отец. Ещё он понял, что это было важнейшим уроком. Он старался быть ответственным, получалось с переменным успехом. А ещё старался не всё воспринимать буквально, это получалось хуже.
Он узнал фразу "даже если бы ты последним человеком на Земле" Обидно, но услышал её от красивой девушки, в которую был нежно и трепетно влюблён. Это стало его тайной обидой, иногда он думал, что всё прошло, но порой ему что-то не удавалось, дела шли наперекосяк, и он вспоминал эти слова со странным и болезненным наслаждением "даже, если бы ты был последним человеком на Земле" - есть от чего огорчаться...
Шло время, и всё шло своим чередом. Однажды он встретил девушку. В принципе, ничего особенного, у него были разные отношения, но эта девушка его чем-то зацепила. Она любила поговорить и говорила временами странные вещи. На вопрос нравится ли он ей, всегда отвечала уклончиво и ничего определённого. Но сама любила, чтобы он в своих словах раскладывал всё по полочкам и объяснял. Он не мог понять, играет ли она и держится на расстоянии, или правда не умеет хитрить - по крайней мере она так утверждала. Давно следовало бы забыть о ней и двигаться дальше, но что-то не отпускало. С ней было интересно и странное ощущение "комфортно" Нет, не всё было гладко, она умела завестись по пустякам (но к её чести , надо сказать, честно предупредила его об этом) придумывала какие-то проблемы, и, честно говоря, в её головушке было очень много ерунды.
Она казалась ему странной, он никак не мог её понять, но она притягивала. На вопрос по-прежнему не отвечала, и кто её разберёт. Они гуляли, шутили и дурачились, она с неподдельным любопытством расспрашивала про его работу, коллег, друзей, прежние отношения - и было видно, не ревнует, а искренне интересуется. Так же охотно рассказывала про себя, делилась эмоциями и сочиняла сказки. Сказки были такими же странными, как она сама. Но на вопрос по-прежнему не отвечала.
Однажды он всё-таки не выдержал и буквально припёр её к стенке с требованием ответить, нравится ли он ей. Убежать было некуда, отвертеться не получилось бы. Она мучительно нахмурилась, а он уже изучил её достаточно для того, чтобы понять, сейчас будет говорить о чём-то для неё тяжелом, о чём-то, чего сама не понимает и возможно боится.
- Ты мне не нравишься, - честно сказала она - Но я тебя люблю. Сама не знаю, как так получилось.
И прозвучало это до того серьезно, безо всякого девического кокетства, что он остро понял - не врёт. А ещё понял, что это не ванильная ересь вроде того, что "ты мне не нравишься, а я тебя люблю" "больше тебя люблю жизнь, и ты так и не поймёшь, что ты это жизнь" нет, сказано было чётко: не нравишься, но люблю. Что с этим делать он не понял, завис среди звёзд и безжизненного пространства, как когда-то давно-давно в детстве.
Девушка тоже, видимо, не понимала, что с этим делать. Помолчали. Она всё так же хмурилась, вздыхала виновато.
Потом посмотрела исподлобья и осторожно сказала: "даже, если бы ты был последним человеком на Земле..."
Он взвыл и понял, что подсознательно ожидал именно этого. Наверное, не стоило ввязываться в общение с этой девушкой. Она-то ему правда нравилась. Но снова всё то же самое. Такими же словами. Не зря она всегда казалась ему похожей на ту, красивую. На ту, самую любимую и чудесную.
- Ты снова понимаешь всё слишком прямо, - мягко улыбнулась она - Прости, я снова забыла об этом. Даже, если бы ты был последним человеком на Земле, я имела в виду, если бы ты был последним негодяем и сволочью, я любила бы тебя. Ты удивительный, и это очень странно, я никак не могла тебя понять, я думала про тебя очень много и знаешь...
Она говорила бы ещё долго, о да, умение говорить - это было то, в чём она была действительно хороша. Но он ухмыльнулся, вспомнил, что он давно уже взрослый и глупо обижаться и чего-то бояться, вспомнил все папины объяснения и заткнул поток слов старым как мир, но действенным способом. Девушка ответила на поцелуй, крепко сжала его ладонь, совсем детским беззащитным жестом, и он подумал, что самое главное, что она его любит. У них теперь много времени, он ещё успеет сделать всё, чтобы ей понравиться.


@темы: ориджинал, буквы, с которыми я играю

21:10 

и снова буквенное

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Вообще придумываю-то я что-то, естественно, все время
Это так же нормально как кушать, спать или даже дышать. В общем-то это не просто так же нормально, это такая же потребность
Записывать только не записываю
Но иногда бывает есть какое-нибудь внутренне или внешнее воздействие. Тогда сяду и запишу
Лучше всего я сочиняю, когда мне очень хорошо. Или когда мне очень плохо
А что мне сейчас, я не знаю
Так нимношк прст

К этому рассказу саундтреком сами понимаете какая песня
Между прочим, она есть в аранжировке романс
Да, Хоп, мусорок как романс - это оказывается люто прекрасно
(А я предупреждала, что у меня дурацкое чувство юмора)

Все совпадения вымышлены
Все герои не случайны
(Надеюсь, я не буду заводить под этого дёрганного шакала отдельный тег. Слишком много чести)


Хоп, мусорок или немного о пользе курсов кройки и шитья

- А можно мне иголочку для машины Зингера? То есть, хм, простите, иглу. Иголку. - девушка смешалась, смутилась и, видимо, от этого своего смущения зыркнула на старика-продавца вызывающе, почти злобно.
- Молодой человек служит в милиции? - улыбнулся тот в ответ. - То есть, хм, простите, в полиции, - передразнил похоже и совсем не обидно. Девушка перестала хмуриться и весело, несолидно фыркнула. Впрочем, мгновенно помрачнела обратно.
- Вроде того, - пробормотала едва слышно, - Ну что за глупости, какой молодой человек, нет у меня никакого молодого человека, почему бы не предположить, что я просто занимаюсь шитьём? - свой вопрос она задала уже явно на взводе, с истеричными нотками.
Продавец посмотрел на неё внимательно, вздохнул и отложил в сторону огромную катушку, на которую до этого сосредоточенно наматывал красную атласную ленту. Девушка была хорошенькой, тёмные глаза смотрели по сторонам с живым интересом, промелькнула мимолётная улыбка, впрочем, тонкие губы тут же неприступно сжались в суровую линию. А вообще все мысли девушки легко можно было прочитать по выражению её лица. Хорошенькая девушка, но собой явно недовольна, скорее всего не уверена в себе, а зря - человек она явно интересный, незаурядный.
- Если бы вы, как вы изящно выразились, занимались шитьём - вы не оглядывались бы по сторонам с таким восхищённо-вопросительным взглядом, это во-первых. А во-вторых, я и сам люблю дурацкие песни, бывает они привяжутся, так просто беда.
- Ну теперь ещё осталось только увидеть на ваших пальцах перстни-татуировки, - ядовито отозвалась девушка, покраснела и торопливо добавила: Простите! Я пошутила.
Но на его пальцы все-таки посмотрела, покраснела ещё сильнее и робко улыбнулась. Забавная девчушка, право слово.
Он совсем не обиделся, сам улыбнулся в ответ и с притворной строгостью покачал головой. Но в глазах у него прятались искорки смеха, и девушка это прекрасно видела.
- А почему у вас нет молодого человека, деточка? - мягко спросил продавец, хитро прищурился и сам же ответил: Потому что в вашей головушке столько ерунды. Я понимаю вашу тягу к концептуальности и любовь к странным шуткам, но такое не всегда понятно и не всегда срабатывает. Лучше бы борщ ему сварили, честное слово.
- Суп в кастрюле прямо из Парижа, - невесело усмехнулась девушка, - Пока я до него доеду с этим борщом, он не только остынет, но, может, даже прокиснет.
- Это уже интересно. И что, очень далеко этот молодой человек? - подбадривающе улыбнулся старик.
- Очень, - желчно ответила девушка - Дальше где-то на ступень эволюции
Она снова вспыхнула (одно удовольствие было наблюдать за этим калейдоскопом ярких эмоций) зачем-то схватила со стола катушку с лентой, попыталась тоже намотать, но получилось неровно, пальцы задрожали, она совсем сконфузилась и низко опустила голову.
-Видимо, этот загадочный молодой человек вам очень дорог, - с ласковой усмешкой констатировал продавец, осторожно вынул у неё из рук катушку и отложил в сторону от греха подальше - Простите ради Бога моё стариковское любопытство, а он вас так же сильно, а главное так же ярко любит?
Вопрос оказался верным. Был задан почти наугад, но выстрел попал прямо в яблочко. Голова девушки опустилась ещё ниже и на стеклянную витрину что-то капнуло. Ничего удивительного - обычные слёзы.
Старик нахмурился, покачал головой, осторожно погладил девушку по плечу и сварливо сказал: Да будет вам, не надо разводить сырость.
Девушка кивнула, но вместо того, чтобы успокоиться, горько всхлипнула и сердито размазала слёзы по лицу. Эх, продавец многое отдал бы сейчас за то, чтобы получше рассмотреть выражение этого живого подвижного лица. Но девушка закрывалась ладонями, а слёзы всё равно вытекали сквозь пальцы.
- В конце концов, это просто нелепо, перестаньте, пожалуйста, - снова попросил старик, тяжело вздохнул, вышел из-за прилавка и подошёл к девушке. Посмотрел внимательно и понял, что если её сейчас не остановить, тихие в общем-то слёзы перейдут в бурные рыдания. У него был богатый жизненный опыт, и он отлично разбирался в таких вещах. Действовать надо было решительно. И главное, постараться быть непредсказуемым.
- Борщ-то как варишь? - строго спросил он и попытался оторвать её ладони от лица. В этом, впрочем, не преуспел, но в целом сработало: барышня удивлённо захлебнулась на вздохе, передумала реветь, шмыгнула носом и гнусаво ответила: с мясом и без капусты.
- Без капууусты - насмешливо передразнил старик, - А овощи-то сначала жаришь? - осведомился со всей строгостью.
- Свёклу жарю с помидорами или с томатной пастой, - удивлённо ответила девушка, совсем раздумала реветь, убрала руки от лица и посмотрела на собеседника с весёлым недоумением.
- Ай молодец, дочка, что свёклу, а не свеклу, порадовала старика, - подмигнул продавец и заговорщически продолжил, - Но главное не забывай класть в борщ фасоль.
- Да нууу? - с сомнением протянула девушка, и на её лице снова отразилась сложная гамма эмоций.
- Ну да. Это я тебе точно говорю, мне моя бабка именно так и варит. Знаешь сколько лет вместе живём? А раньше тоже были... далеко, - он хмыкнул и шутливо погрозил пальцем.
Девушка неуверенно улыбнулась в ответ. Они потом долго ещё разговаривали. Про семейную жизнь, про рецепты, про разноцветные ленты и нитки и даже немного про милицию, то есть полицию. А ещё старик посоветовал девушке меньше думать и переживать о всяких далёких парнях (- как раз-таки очень даже недалёкий утырок - едва слышно побормотала девушка, но он услышал, мягко улыбнулся и снова с притворной укоризной покачал головой) и посоветовал, конечно, больше думать о себе. Любить себя. И заниматься чем-нибудь, что доставит удовольствие ей самой, а так же будет полезно другим людям. Да хотя бы ту же книгу рецептов написать. Оригинальную. Но чтобы там обязательно был борщ с фасолью. Она отнеслась к этому крайне серьёзно, обещала подумать над этим (он не до конца понял, над чем она будет думать, над рецептами или над тем, как научиться, наконец, любить себя. Но начало положено, и это уже хорошо. Пусть теперь думает)
Перед уходом девушка купила изрядный кусок атласной ленты, старик-продавец хитро улыбнулся и от всей души пожелал украсить этой лентой свадебное платье. Или подвязку невесты. Девушка только хмыкнула в ответ (и ах, сколько всего невысказанного снова отразилось на её милом подвижном лице!)
Уже когда вышла из галантерейной лавочки, добралась по обледенелому тротуару до остановки, села в автобус и сунула руку в карман, чтобы расплатиться за проезд, девушка обнаружила в кармане ещё кое-что любопытное. Не только носовой платок, горсть мелочи и несколько мятных конфеток, но и набор игл для швейной машинки Зингер. Вспомнила, как продавец обнимал её на прощание, видимо, в этот момент и опустил в карман свой подарок, вот ведь хитрюга. Хмыкнула, погладила осторожно упаковочку и снова подумала про далёкого молодого человека, она часто про него думала, на самом деле. Так получилось почти случайно, но стало её неотделимой частью.
А много лет спустя она с такой же задумчивой улыбкой пришивала на ползунки младшей дочки кусок той самой красной ленты. Да, она и подвязку сшила (шипя и ругаясь сквозь стиснутые зубы, исколола все пальцы, но подвязка вышла, что надо) и трём старшим сыновьям конверты для выписки из роддома украсила. И вот теперь очередь малышки. А в ящике письменного стола лежал набор иголок для швейной машины с поблекшей уже этикеткой. Интересно, муж помнил, что это такое и почему? Она не спрашивала, понимала, что и так задаёт ему слишком много нелепых вопросов, а он устаёт от её болтовни и натиска.
С благодарностью вспоминала старичка-продавца. И готовила борщ с фасолью. Мужу нравилось. Их детям мальчику, мальчику и ещё мальчику тоже нравилось. Дочка была слишком мала, чтобы оценить этот рецепт в полной мере, но вырастет же она когда-нибудь. И тогда она ей тоже расскажет эту красивую и в сущности простую историю. Потому что ведь счастье, оно простое. Жизнь бывает страшно сложная, а вот счастье очень простое. Сейчас особенно.


@темы: буквы, с которыми я играю, ориджинал

14:56 

и ещё буквенное

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Меня попросили написать об этом человеке "опираясь на те немногие факты, что мы о нём знаем"
И в общем-то у меня у самой в голове что-то крутилось
Получилось то, что получилось
Наверное, мальчишка следует писать с большой буквы, это как-будто имя
Но я пока не писала это с большой
Да, это намеренные повторы везде мальчишка мальчишка Мальчишка. Потому что

Да, саундтреком к этому всему (да и к этому человеку в общем-то) Смысловые галлюцинации "Какие демоны тебя ведут"

Все совпадения выдуманы. Все герои не случайны

Петля Нестерова

Говорят, что у кошек девять жизней. Он иногда задумывался, а хотелось бы ему так? Девять это хорошее число. И явно кошачьи жизни идут друг за другом, в строгом порядке, не происходит путаницы. То есть вот этого уже никто не утверждал, он просто сам так думал.
В его случае все было сложнее. Он уже сам запутался, сколько жизней. Девять? Меньше? Или, увы, существенно больше?
Он точно помнил, что когда-то был монахом. Смешно и глупо, но ярче всего вспоминалась густая окладистая борода, теперь он понял, что это было предметом его тайной гордости. Тогда он об этом не задумывался. Красивая была борода, честное слово. А сейчас смотрелся в зеркало и рассеянно почесывал абсолютно гладкий подбородок - ментам не положено отпускать бороду. Что же, это не самое страшное, это можно перетерпеть. Гораздо страшнее было то, что он забыл о том, кто такие монахи. Почему иеромонах? Что это значит? А как монахи живут, разве не должны они подвизаться где-то на краю света, отрешившимся от всего мира, не зная ничего о том самом мире? Кажется, он молился по чёткам, он и теперь иногда будто по-настоящему ощущал пальцами круглые бусины, стёртые в часы длительных молитв. Но ведь современные монахи живут в городах, у них есть аккаунты в соцсетях, а некоторые даже выигрывают певческие конкурсы. Правильно ли это? Эти размышления сводили с ума, и он предпочитал не думать о подобном. Хватало, что его сознание и без того разделялось на пласты.
В одном из этих пластов он обнаружил себя на больничной кровати, из вены торчала игла капельницы, горел неяркий ночник в углу комнаты, и стояла какая-то гнетущая тишина. Он попытался выдернуть иглу, взвыл от внезапной боли, но тут же заткнулся, не хватало ещё привлечь внимание. Впрочем, его манёвры не остались незамеченными, и рядом нарисовался тот, кому он всегда был рад.
- Тише ты, нельзя так резко, надо аккуратно, - прошептал мальчишка и меееедленно вытащил иглу из вены. Дышать стало намного легче, он обалдел от этой разницы, удивлённо потряс головой, возвращая мысли на место и аккуратно потёр сгиб локтя и вену, где только что торчала игла.
Морок рассеялся, пропала капельница с иглой, конечно, ушёл мальчишка, больничная кровать трансформировалась в диванчик, стоящий в дежурке, и только ночник по-прежнему горел в углу комнаты. Им всем нравился этот ночник, он делал казённое помещение немного похожим на семейный дом, никто только в этом не признавался вслух, конечно.
- Вот смотрю я на тебя и думаю, может, ты наркоман? Проверить бы тебя, поднимешь нам показатели раскрытых дел, - ехидно сказал напарник и весело подмигнул.
- Захлопнись, - мрачно ответил он, снова потёр руку, потряс головой и удобнее прикорнул на продавленном диванчике. Дежурство подходило к концу, скоро можно будет отдохнуть и нормально поспать.
Он и сам понимал, что выглядит странно. Это было любимой темой их опергруппы (как дети малые, честное слово, будто ничего другого нельзя перетирать в разговорах)
Конечно, все уставали на дежурствах, многие недосыпали, но всё равно они выглядели приличнее. Никто кроме него не носил постоянно тёмные очки, никто не был таким дёрганным, и ни у кого из них настроение не менялось так часто.
Дурацкая шутка: мент - бывший (или даже нынешний?) наркоман. Никто не помнил, с чьей лёгкой подачи она вошла в народ, но укоренилась прочно. Он не обижался, знал, что его любили, не взирая на все его странности. А его и правда ценили за полную отдачу делу, за потрясающую трудоспособность, а главное за умение не видеть недостатков в окружающих людях. Он не видел, вот и его странностей не замечали.
Он долго потом думал, почему капельница, почему больница? Жаль, не успел ничего разглядеть. Правда ли клиника для наркоманов? Или бандитская пуля, попавшая в живот во время очередного задержания опг?
Снова противно заныли шрамы на спине, и он вспомнил, как боялся в самый первый раз. От липкого страха слабели колени, сердце колотилось слишком сильно, дыхание перехватывало.
Как всегда бывало в трудных ситуациях, пришёл мальчишка. Внимательно посмотрел на него и удивлённо спросил: "боишься?" В этом вопросе не было насмешки или презрения, но и сочувствия тоже не было, иногда ему казалось, что сочувствовать мальчишка просто не умел.
- Конечно, боюсь, - прошептал он сквозь зубы. И мальчишка снова исчез, а милицейская машина, в которой они ехали на задержание, продолжила свой путь. Он не знал, услышал ли кто-нибудь его шёпот, но уже когда они приехали на место и вышли на улицу, на похрустывающий под ногами снежок, старший их группы добродушный весельчак Игорь Михалыч едва слышно выдохнул ему в ухо: "Не бойся, здесь не о чем переживать" и всунул в руку сигарету, сказал, что это успокаивает. С ласковой усмешкой посмотрел из-под густых кустистых бровей и отошёл в сторону. А он спрятал сигарету в карман, подумал, что выкурит её потом, когда всё благополучно закончится.
"Или не благополучно" - пришла холодная, отвратительная мысль, и снова липкий страх сковал всё его существо.
Он испуганно огляделся по сторонам и снова увидел мальчишку. Тот впервые был не один, рядом с ним стоял такой же мелкий пацанёнок, смотрел на него насуплено и враждебно.
- Кто это с тобой? - желчно спросил он и сам поразился своей злости. Никогда ведь до этого не разговаривал с мальчишкой в таком тоне.
- Ты правда не узнаёшь?! - обиженно вскрикнул мальчишка и тоже посмотрел на него сердито, как и его спутник. Он наклонился поближе к неожиданному гостю, всмотрелся внимательнее, хотел пожать плечами и отвернуться, но вдруг узнал. Узнал и взгляд серых глаз, и светлые растрепанные волосы, и смешные светлые бровки, которые сейчас сердито хмурились.
- Сколько же лет назад я был таким? - удивлённо спросил он, протянул руку и осторожно взял себя-маленького за плечо. - Не сердись, - ласково попросил он, - Взрослым людям иногда бывает страшно, и я не исключение.
-Это так, - понятливо вздохнул собеседник, - Но ведь когда-то мы с тобой ничего не боялись. Помнишь, как мы штурмовали снежную крепость? Это ничуть не сложнее, уверяю тебя.
Он благодарно кивнул, потрепал обоих мальчиков по волосам и шкодливо-ребячески подмигнул. Хмурые рожицы перестали смотреть сердито и улыбнулись ему в ответ.
Когда они штурмовали здание, он ничего не боялся. И с удивлением понял, что это правда не сложнее, чем бежать в яростную атаку на детскую снежную крепость.
Только вот шрамы иногда надоедливо чесались. Но это, в сущности, такие мелочи.
- Почему же все-таки больница? - снова и снова спрашивал он самого себя, а иногда мальчишку, когда тот появлялся его проведать. Но, конечно, не получал никакого ответа.
Появлялся мальчишка всегда неожиданно. Но всегда в самый нужный момент. Так случилось и в тот раз, когда он, одурев от пластов своего сознания, от вопросов, на которые он не знал ответов, от странных воспоминаний и желаний, от опасностей, обид и тревог, но больше всего от собственного вранья, решил свести счёты с жизнью.
Он сидел на полу рядом с табуреткой и завязывал на толстой верёвке петлю. Петля никак не получалась, пальцы дрожали, а спина ныла всё сильнее, каждый шрам отдавался болью. Он ругался сквозь зубы и снова и снова ладил эту петлю. Так его и застал мальчишка.
- Что ты делаешь? - напряжённо спросил он и посмотрел на него встревожено.
- Знаешь что такое петля Нестерова? - ухмыльнулся он в ответ.
- Знаю, - кивнул мальчишка - И знаю, кто первым выполнил эту фигуру высшего пилотажа. Но при чём здесь верёвка, и что ты делаешь?
- Петля Нестерова - это мёртвая петля, - ухмыльнулся он. Пальцы снова дрогнули и соскользнули, но наконец-то удалось завязать петлю - Погляди, как хорошо получилось. Мёртвая петля, понимаешь?
Он тяжело встал, поставил табуретку ровнее и снова ухмыльнулся.
- Дурак! - звонко и зло выкрикнул мальчишка - Ты обещал, что мы летом будем играть в футбол.
Он удивлённо мотнул головой, подумал, что никогда такого не обещал, но хотел бы поиграть в футбол с мальчишкой. А ещё сделать деревянный кораблик и с первыми весенними ручьями запустить его в славное далёкое плаванье. И пойти собирать малину в лесу, дикую малину с такими прохладными, такими сладкими ягодами.
Только при чём здесь все кораблики, походы в лес и футбольные матчи, если он стоял перед табуреткой с верёвкой в руках?
- Дурак, - снова повторил мальчишка. И заплакал. Жалобно, горько, безнадёжно.
Он не умел успокаивать плачущих детей. Он вообще не знал, как вести себя с детьми. Но он твёрдо знал, что никто не должен плакать. И так же твёрдо знал, что его обязанность сделать всё, что в его силах, чтобы утешить плачущего.
- Прости, малыш, - неуклюже бормотнул он, опустился рядом с ним на корточки и тяжело положил руки ему на плечи - Может, ты поиграешь в футбол с кем-нибудь другим? С кем-нибудь, кто лучше меня.
- Дууууурак,- жалобно протянул мальчишка, всхлипнул и сердито скинул с себя его руки.
И он вдруг понял: дурак. Самый настоящий распоследний дурак, и какое же счастье, что мальчишка снова пришёл так вовремя.
- Маленький, мы обязательно поиграем с тобой в футбол, - серьёзно пообещал он. Снова положил руки ребёнку на плечи, и тот больше не вырывался, увидел и правильно понял как поменялось его настроение. Да и лицо, наверное, изменилось. Он и сам это чувствовал.
- При чём здесь верёвка? - упрямо и насуплено повторил мальчишка.
- Да не при чём, - улыбнулся он и почувствовал невероятное облегчение. Сам знал, что теперь это была не кривая пугающая ухмылка, а лёгкая светлая улыбка - Совсем не при чём здесь эта верёвка, малыш. Давай играть? Это будет змея.
Он удобнее перехватил верёвку, подвигал руками, чтобы получилась ползущая змея и даже негромко зашипел. Получилось хорошо, ему самому понравилось. Но мальчишка посмотрел так же хмуро и мрачно сказал: "Не надо змею. Маленького Принца убила змея, ты помнишь?"
Он мог бы поспорить о том, что не убила, а помогла вернуться домой, умерла лишь оболочка, и все мы помним об этом с детства. Но спорить совершенно не хотелось. И сейчас главным делом было успокоить мальчишку.
- Хорошо, - покладисто согласился он - Никаких змей. Тогда это будет.. хм.. а я знаю, это будет ковбойское лассо!
И остаток ночи они играли в самых-смелых-ковбоев-на-всём-Диком-Западе. Ловили с помощью лассо диких буйволов, стреляли из верного кольта и пили терпкий джин в прокуренных салунах.
Под утро мальчишка исчез. А он нигде не мог найти верёвку. И только ближе к полудню, когда он выполз покурить на лестничную клетку, он обнаружил верёвку, разодранную на несколько измочаленных кусков. Сделал ли он это сам, или это было дело рук мальчишки, он так никогда и не понял. Но, конечно, они никогда не говорили об этом.
А что такое в самом деле петля Нестерова? Он знал петлю Мёбиуса, знал временные петли, а петля Нестерова получалась действительно мёртвой. Если бы можно было сохранить приятное воспоминание, как во временной петле! Или увидеть что-то необычное под разными углами, как в петле Мёбиуса. Но что делать с петлёй Нестерова?
Летом они славно поиграли с мальчишкой в футбол. И кораблик сделали. Тоже получилось не весной, а летом. Но мальчишка не обижался на то, что он немного нарушил своё обещание, понимал, что у него действительно много опасных и важных дел.
И даже за малиной они ходили. Он откопал на антресолях эмалированный бидон, завернул в фольгу несколько бутербродов, и они, радостно хохоча, забрались в чащу леса, отыскали поляну, где росла малина с самыми прохладными, самыми сладкими ягодами.
Он держал мальчишку за руку, слушал его весёлую болтовню, и всё думал свои невесёлые мысли про петлю времени, петлю Мёбиуса, петлю Нестерова.
Он не знал, зачем живёт и куда может применить таящуюся в нём силу. Сила эта разрывала его на части, и единственное, чем он мог себе помочь - это выкладываться по полной на работе, во время очередных рейдов, планов-перехватов и бытовых рутинных дел.
Грустил и шевелил пальцами в воздухе, словно снова перебирал бусины чёток, истёртые от долгих молитв.
Иногда он не понимал, в каком мире живёт. Мучительно вспоминал, было ли это с ним, или он читал об этом в книге или видел в фильме. Возможно, поэтому он и не читал особо много книг, не смотрел особо много фильмов, боялся окончательно запутаться и смешаться в реальностях.
Например, он не был точно уверен, читал ли он в книге про брата и сестру, с одинаковыми именами. Кажется, они были близнецами, но он не помнил. Кажется, парень был лётчиком. Вот уж кто, наверное, знал всё про петлю Нестерова и не мучился вопросом, как применять эти знания на практике! Иногда он чувствовал непонятную зависть к этому придуманному персонажу книги.
Успокаивало только то, что у него тоже была сестра с таким же как у него именем. Или это была не сестра? Он и в этом не был точно уверен.
"Приветик, родная" "спасибо, родная" говорил он ей, забывшись. И услышав в ответ насмешливое фырканье, вспоминал, что сестра была только в книге. Но в принципе это затасканное слово "родная" которое на самом деле было для него крайне важным, можно было принять и за ветреность его характера. Он не спорил и не доказывал обратного.
Однажды он познакомился со странной девочкой и долго пытался понять, а это по-настоящему или тоже было увидено в фильме? Причём в фильме про девятнадцатый век, ну или в крайнем случае про начало двадцатого. Девочка носила длинные юбки и совсем не умела делать макияж (он почему-то сразу понял, что не только не хочет, но и не умеет) впрочем, нет, у неё же был пирсинг, и она не расставалась с айпэдом - значит она точно существовала не в девятнадцатом и даже не в двадцатом веке. Но её странные убеждения и идеи! Может, следовало познакомить их с мальчишкой? Эти двое нашли бы о чём поговорить. Но от этой мысли подкатывала захлёстывающая всепоглощающая ярость и ревность. И он пугался этого, а больше пугался того, что не понимал кого к кому ревнует. Знал только, что мальчишка его, и он не будет ни с кем его делить. А девочка... что девочка, могла бы она тоже стать "его"? Он не знал ответа на этот вопрос и от этого бесился ещё сильнее.
- Уёбок, - сердито сказал мальчишка, и он недоуменно поднял отяжелевшую голову. Попытался сфокусировать взгляд, но не преуспел в этом, мальчишка раздваивался, нет даже троился в его глазах и смотреть на это было невыносимо. Но потом до него всё-таки дошёл смысл услышанного. Осознал сквозь пелену тумана и головной боли.
- Что ты сказал? - неверяще спросил он - Ты вообще знаешь что это такое, откуда ты нахватался таких слов? - голос сорвался в некрасивый визг, и он понял, что не в состоянии сейчас читать лекции по изящной словесности, не в состоянии воспитывать маленького паршивца. Но оставить это без внимания он точно никак не мог.
- То, что ты слышал, - ненавидяще выплюнул мальчишка и посмотрел на него презрительно - Ну ладно, не знакомь нас, пусть я буду только твой и никогда с ней не подружусь, никогда не расскажу как мы играли с тобой в футбол и собирали сладкую малину, я даже кораблик ей никогда не покажу, если ты так хочешь. Но зачем ты её обижаешь? - он некрасиво сморщился и жалобно заплакал, не заплакал даже, заскулил, и это болью отозвалось в его сердце, а бедной, плывущей в тумане голове стало совсем невыносимо.
- Что значит обижаю? - растерянно спросил он, не ожидая, впрочем, ответа. Он и сам прекрасно понимал, что обижает. Обижает недоверием, нежеланием рассказать о себе, обманом, а главное опасением стать ближе. И так же прекрасно он понимал, что девочка его в любом случае прощает. Только он не знал почему: от то ли, что такая хорошая и способна простить кого угодно, какую бы боль ей ни причинили, или от того, что ей совершенно всё равно на все его метания, да и в целом на его существование на этом свете.
В общем-то поэтому он и напился. Напился мрачно, некрасиво, в одиночестве. А самым поганым было то, что он знал, ему категорически нельзя употреблять алкоголь, чревато не лучшими последствиями.
Он осторожно приблизился к мальчишке, крепко обнял его, плачущего. Тот, конечно, окрысился возмущённо: "убери свои лапы, не трогай меня" но сам прильнул к нему крепко, уткнулся головой в живот, размазывая слёзы и сопли по форменной рубашке.
- А я, может, всегда хотел такую маму, - сквозь всхлипы сказал мальчишка, всё так же уткнувшись в его живот. Получилось глухо, неразборчиво. Но он понял, как-то разобрал. И похолодел от услышанного. А ещё больше испугался от той вещи, которую осознал.
- Так я значит твой папа? - изумлённо выдохнул он. Даже голова болеть перестала, и мысли прояснились.
- Ну не дед же! - огрызнулся мальчишка, оторвался на секунду от него, запрокинул голову и посмотрел ему прямо в глаза - И не терминатор, который прилетел из будущего, - пассаж про терминатора снова был сказан неразборчиво куда-то ему в живот.
- Папа значит, - ошалело повторил он и негромко засмеялся, попробовал это слово, будто конфетки во рту перекатывал: папа. Па-па. Не дядя значит и не крёстный и даже не младший брат. Знаешь, малыш, я и предположить не мог...
- Знаю, - перебил мальчишка, вытер нос о его рубашку и снова посмотрел ему в глаза, запрокинув голову - Не обижай её, а? Можешь не знакомить нас, пусть так и будет. Просто не обижай её больше.
Когда он пришёл в себя, рядом, конечно, не было никакого мальчишки. Рядом были только несколько пустых бутылок, полупустая пачка сигарет и почти разрядившийся смартфон.
Он кое-как доковылял до зеркала, сплюнул, увидев помятую неприглядную рожу и клятвенно пообещал своему отражению больше не пить. По крайней мере в ближайшее время. И уж точно не пить, не переодев форменную рубашку. Кстати, а что это за разводы на животе? Пролил на себя бухло? Вроде бы пил аккуратно... он присмотрелся и понял, что это следы слёз. Вспомнил, уткнувшегося ему в живот мальчишку. Вспомнил, что это был его сын. Был? Или будет? Будет ли хотя бы когда-нибудь?
Снова вопросы без ответов. Он поднял с пола смартфон, начал набирать сообщение для девочки. "Да что ты, я просто у..." снова вспомнился мальчишка, его искривлённое в плаче лицо и злое ругательство, в десять раз ужаснее от того, что было сказано детскими губами.
- Просто ублюдок, - задумчиво пробормотал он - Ну уж нет, может, я и не самый лучший человек, но точно законный сын законных родителей. Тогда что? Просто урод? Ну уж нет, все-таки некоторые находят меня симпатичным. Просто утырок. Именно.
Дело пошло быстрее, пальцы сами запорхали над сенсорной клавиатурой ( - а когда-то узелки чёток - впроброс подумал он, но сейчас не было времени останавливаться на этой мысли)
Он торопился, набирая сообщение. Понимал, что будет много ошибок и опечаток, но не вчитывался в текст, не задумывался где поставить запятую, просто забыл обо всех знаках препинания. Набирал сообщение и пытался вместить в него всё что помнил и всё, что понял за это время. И даже серого волка туда приплёл, вспомнил мальчишку и их весёлые игры.
Иногда самое лучшее, что можно сделать - это молчать и ничего не делать. Он счёл за лучшее заняться именно этим. Не задавать никому (и даже самому себе) никаких вопросов. Просто ждать, а время само расставит всё по своим местам. И это всё будет несомненно правильным.
И только одно он спросил у мальчишки, когда тот снова появился его проведать: когда-нибудь, ты останешься со мной навсегда? В этом мире? Не исчезнешь больше, сынок?
- А это уже от тебя зависит, папа - ласково улыбнулся тот и снова уткнулся ему в живот, засопел довольно.
Он гладил мальчишку по голове, перебирал его мягкие волосы (как бусины чёток?) и думал, думал, думал, что же такое в самом деле петля Нестерова...


@темы: ориджинал, недоумения псто, буквы, с которыми я играю

14:47 

буквенное

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
А ещё было такое, что дааааавно ничего не писала, только в голове сочиняла
А тут, здравствуйте вам, снова пошло
Ну что же, раз пошло, пусть будет

Вот это например давно-давно крутилось у меня в голове
И я всё не могла это записать потому что видела это слишком кинематографично. Впрочем, я и сейчас не исключаю, что это сцены из фильма
Татуировку sarcasm и папашу с близнецами придумала мисси потому что как обычно она гений
Завитушки мои
Пока записывала появились некоторые подробности про бродячего пса и про старичка
Честно, я про них не знала, они сами прыгнули

Кто этот мужик, и чем он занимается, я тоже не знаю
Возможно, работает с инвалидами. Не исключено, что в хосписе

*****************************
Его средний палец украшала татуировка. Надпись готическим шрифтом Sarcasm. Он говорил про эту татуировку разное. Иногда объяснял будто сделал ее по пьяни, после выпитой бутылки водки, а следом полторашки пива. Иногда говорил, что сделано было на спор. А иногда рассказывал, будто эту татуировку ещё в младенчестве сделал ему отец (за что справедливо получил втык от хрупкой с виду, но боевой по натуре матери) а сделал только затем, чтобы различать его и брата-близнеца. Мать потом долго кричала, что помимо всего прочего можно было бы и запомнить, что у него под лопаткой родинка, а отец хмуро отмахивался, что не расстёгивать же каждый раз рубашонки, чтобы проверить кто из детей кто (он с таким трудом их в эти одежки запихивал, малыши были своевольные, горластые и не любили когда их одевали, как и всяческое покушение на их свободу) Мать только вздохнула, ну а что с этими тремя детьми поделаешь...
Никто не верил в наличие брата-близнеца, да он и сам путался в показаниях. То это был близнец, то мальчишка на два года младше, а то и вовсе начинал рассказывать про старшую сестру.
Впрочем, говорил он мало. И честно говоря, его собеседники сомневались не только в то, что у него были братья-сёстры, но иногда даже в наличие родителей у него не верили. Ты вообще маленьким был? Мама-папа были?
Иногда казалось, что он не был маленьким, не знает, что такое счастливое детство. Казалось, что он появился неизвестно откуда сразу взрослый, мрачный, со своей кривоватой ухмылкой и татуировкой на среднем пальце.
Он никого не любил и ему совершенно не требовалось, чтобы его любили. Презрительно отзывался о детях, собаках и кошках и о стариках.
Только вот появилась однажды рядом с ним девочка, которая заметила, как он кормил бездомного тощего пса. Делал он это с такой же кривой ухмылкой, но в глазах теплилось что-то непонятно-ласковое.
А пару дней спустя она увидела его на скользком обледенелом тротуаре в компании какого-то дряхлого старичка. Старичок этот буквально висел на его крепкой руке. А в другой руке он сжимал старую сумку с продуктами. И глаза у него были.. она даже не поверила сперва, добрые глаза были, любящие, точь в точь как на иконах пишут. И уже совсем ничего не значила после такого взгляда его вечная кривая ухмылка... девочка тогда забежала в первый попавшийся двор, чтобы не дай Бог, он ее не увидел.
Никто сначала не понял, что девочка появилась рядом с ним. Они и сами этого поначалу не осознавали.
А потом случилось то, что должно было произойти: неловкое неожиданное и неуместное признание-объяснение. Поцелуи, и он снял футболку, повернулся спиной, и девочка увидела татуировку. Большую, яркую и выразительную татуировку, которая все объясняла. Мишень с пулевыми отверстиями, нарисовано это было мастерски, ей даже стало на секунду физически больно, задохнулась, с усилием сглотнула и осторожно коснулась нарисованной мишени.
- ты их всех закрываешь собой, - потрясено прошептала-выдохнула
Он только пожал плечами и снова криво ухмыльнулся. Но она больше совсем не боялась этой ухмылки.
Что ещё сказать... обнимая ее, навалившись сверху и внимательно глядя ей в глаза, он и ее закрывал от всех бед, понятливую смелую девочку. А она осторожно гладила его нарисованную мишень и созвездие родинок и думала, что надо будет не забыть потом посмотреть, есть ли у него родинка под лопаткой. Впрочем, не все ли равно....


@темы: буквы, с которыми я играю, лытдыбр, ориджинал

15:05 

сколько долгих лет замыкал я этот круг или кино и немцы. Продолжение

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Посмотрела фильм Тиля и с Тилем и с его дочкой ну все как положено "Ангел-хранитель"
Не могу понять, советую я его к просмотру или нет (а вот про фильмы, которые советую, я потом напишу восторженных воплей. Или не напишу. Не знаю)
В общем, странный фильм
Дурацкий конфликт, непонятно из-за чего все началось, зачем это все надо было, к чему вообще все это
Дурацкая и нелепая история и хэппи энд
Честно ждала, что герой Тиля Макс умрет. Ну он сделал все что должен был, спас девочку, нашел ей маму, простился с другом - чего еще больше? Но он выжил и стал папой этой девочке. Ну тоже неплохо, но притянуто за уши
Ладно, не суть
Что-то меня в этом фильме зацепило, мучило и никак не отпускало
Что-то помимо того, что актер, который в "Достучаться до небес" играл Абдула, здесь играет друга Тиля и его зовут...па-ра-рам... Руди его зовут
И диалог про море. Тиль все-таки псих
Правильный псих и чувство юмора у него странное но крутое
Ну и в общем я никак не могла понять, что меня зацепило
А потом послушала интервью, Тиль там говорит, что однажды встретил афганца, долго с ним общался и все никак не мог понять как это быть солдатом, каково это быть женщиной солдата, какая женщина выдержит, когда солдат вечно на войне и вечно на взводе...
И надо в общем снять про это фильм - решил Тиль
Ну так я в это же время писала длиииииииный (а я очень редко пишу длинные) долгострой-то мой про Торина-афганца и афганский синдром
(Как же я благодарна на самом деле заказчику за эту заявку!!! То есть за ту странную извращённую заявку, которую мое тоже извращенное сознание решило вот так исполнить)
И у нас получилось-то с Тилем в целом о-ди-на-ко-во
Одинаково беззащитно-восторженно
Одинаково по-детски наивно
Одинаково прорывается любовь и неумение с этой любовью справиться
Да вообще видно не умение. Видно, что для нас обоих эта тема важна и дорога, видно, что мы оба это любим, но не умеем, но хотим научиться
И еще видно как мы оба в один рассказ ну или фильм ногами упихиваем все то, что любим чтобы рассказать об этом всем, показать, поделиться
Тиль мужчина, у него получилось лучше. И добрее
Но это ооооооооо на самом деле


@темы: ой, я открыл Америку, лытдыбр, кино и немцы, буквы, с которыми я играю

02:22 

внезапно

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
То есть правда очень внезапно, за мой текст на ЗФБ 19 голосов
Де-вят-над-цать
А по предварительным итогам не было ни одного, и я расстраивалась и огорчалась и вообще
Сейчас я, конечно, тоже думаю, что например шаблоны ну или что-нибудь
Но оооох
19!!!


@темы: буквы, с которыми я играю, лытдыбр, недоумения псто

12:34 

деанон ЗФБ 2015

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
В этот раз я сделала для команды с одной стороны меньше, чем планировала
А с другой стороны - больше
Я не думала, что это будет миди. Да еще миди, который поможет закрыть выкладку. Просто так случайно получилось, что больше у нас низкорейтинговых миди не было

Этот текст мне дался тяжело. Удивительно, но он на самом деле отнял у меня много эмоциональных сил, я слишком в него вложилась, и это неправильно

Текст мне и нравится, и нет
Больше "нет"
Потому что добрые бартерщики под текстом говорят любезности на предмет того, что читаешь и не оторваться, что качественно больно и прочее. Я этого всего не вижу, я хочу научиться писать качественно больно, но пока получаются только сомнительного качества розовые сопли в сахаре

А у бартерщиков нет выхода, миди у нас только одно на низкорейтинговом левеле

Я очень благодарна моим бетам!! За оперативность, терпение, понимание
За то что они искоренили из текста "юношей" и "парней"
Я честно стараюсь следить за собой, но все еще очень часто проскакивает

У меня были очень хорошие беты, они научили меня важным приемам
Они задали дополнительные вопросы, я ответила на них в тексте, и от нескольких маленьких деталей ситуация стала понятнее и правдоподобнее, а у меня появился огого какой важный пласт хэдканона

Мне было комфортно в команде

Надеюсь, я их ничем не обидела
Надеюсь, я была полезна

01.02.2015 в 00:00
Пишет WTF Dom 2015:

WTF Dom 2015. Тексты G - PG-13. Миди.
WTF Dom 2014


URL записи

@темы: недоумения псто, лытдыбр, буквы, с которыми я играю

22:09 

WTF

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Ах да, там же идет зимняя битва
Мне нравится то, что принесла моя команда. Нет, не все, но очень и очень многое
Лично мне моя команда додала. Так качественно додала, я даже не знала, что так бывает. Много Стервятников хороших и разных. Забегая вперед, скажу, что на визуальных выкладках тоже будет много прекрасного
На инсайде ругают наше оформление. Не знаю, лично я с ним не согласна, мой Дом у меня в голове другой, он больше светлый, но если команда сейчас видит так, то почему бы и нет, имеет право
Ну и мне нравится, что все выдержано в едином выбранном стиле и все такое

Вот значит драбблы
wtfcombat2015.diary.ru/p202429980.htm

Мини
wtfcombat2015.diary.ru/p202429991.htm

И миди
wtfcombat2015.diary.ru/p202429997.htm

И картинка для привлечения внимания
Нашла во вконтакте в группе про Дом


@темы: сказки, лытдыбр, буквы, с которыми я играю

13:59 

мой сладчайший розовый флафф с ФБ

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
О Томме, части многочисленного семейства Хемсвортов, несостоявшейся миссис Х, немного про Тильду и упоминание Э. Броуди

И нет, мне не стыдно
Мне хорошо

Не знаю, прилично ли так делать
Отколупала не мои работы (а они были прекрасны, особенно про воина ФБ, серьезно)
Оставила свою графомань
В принципе, можно было запилить отдельными постами, но
а) к чему плодить посты
б) оформление же
Да, баннеры тоже оставила

Ну вот как-то так

24.07.2014 в 18:43
Пишет fandom Hiddleston 2014:

fandom Hiddleston 2014. Драбблы От G до PG-13


URL записи

@темы: лытдыбр, буквы, с которыми я играю, ас из асов, а ещё я в неё ем

16:18 

кто сублимаеися? Никто не сублимается. Ну почти никто не

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Случайно уползла Шона Бина до того как это стало мейнстримом начала ЗФБ
Но это ведь неплохо
Уползти родного дорогого ШБ никогда не бывает лишним

какой-то тип по фамилии Итого получает самую большую зарплату

В тот день Дин пришел Домой мрачнее тучи. Сердито огляделся по сторонам, стянул в прихожей ботинки и со всей силы шваркнул их о стену, за стол почему-то сел не в удобное любимое кресло, а пыхтя, забрался на высокий барный табурет, откусил огромный кусок восхитительного пирога с картошкой (Эндрю буквально за пару секунд до прихода Дина достал его из печи) вдумчиво прожевал и не менее злобно и яростно шкваркнул по столу кружкой, наливая себе колу.
Мрачно покосился на Люка, изогнувшего бровь в немом ожидании, откусил еще кусок пирога и наконец объяснил: "Многие актеры получают гораздо больше меня"
- И что? - удивленно спросил Крис
- Ах вот оно что, - ехидно протянул на секунду выглянувший из кухни Эндрю Скотт.
Том и Эйдан недоуменно переглянулись, Камбербетч нервно вздрогнул и чуть не опрокинул на себя чашку горячего шоколада, а Люк презрительно скривил губы.
- И они в любой момент могут купить себе все, что захотят, абсолютно все, что угодно, - продолжал кипятиться Дин, - А я вот, например, машину новую хочу. И шестой айфон, он так смешно гнется. И новый объектив для фотоаппарата. И большой-пребольшой кулек конфет, - он вздохнул, снова огляделся по сторонам и отрезал себе еще изрядный кусок пирога.
Сидящий в углу Ли Пейс покачал головой, зябко передернул плечами и поежился будто от мороза. Да и всем на мгновение стало неуютно и холодно.
А потом в Дом влетела Хелена, как обычно, открывшая дверь с пинка. Она нередко была подобна фурии, но в этот раз даже Железный Люк непроизвольно втянул голову в плечи и слегка попятился назад.
- Сидите тут, а там Шону Бину плохо, - выплюнула Хелена и яростно посмотрела на всех присутствующих одновременно (да, так умела только она, больше ни у кого не получалось, даже у Тильды, та иногда пыталась научиться, когда никто не видел) - Допился соколик.
И несмотря на ее ярость, все сразу поняли, как глубоко она взволнована и даже испугана.
- Мы с Джонни и Тимом сейчас повезем его в больницу, но потребуются серьезные деньги, быстро доставайте все, что есть.
Домочадцы потянулись в свои комнаты за кошельками и копилками, и только Крис метнулся было к своей спортивной сумке, но резко остановился и вернулся на свое место с выражением истинной муки на лице.
- А тебе что особое приглашение требуется? - с шипением поинтересовалась Хелена, и Хемсворту на секунду показалось, что он увидел раздвоенный змеиный язык.
- Я просто... Там... - сбивчиво начал Крис, осекся под презрительным взглядом, но все- таки взял себя в руки и с трудом договорил, - Мы с Томом вместе копили деньги, хотели подарить Дину личную фотостудию.
- Не надо мне никакой фотостудии, - едва слышно сказал Дин, покачал головой и добавил таким же тихим шепотом: "и никаких подарков на Рождество не надо, и никакой машины, и хрен с ним с айфоном, я лучше Нокию согну, это интереснее"
Поднялся в их с Эйданом комнату, приволок общую копилку и вывалил на стол все ее содержимое.
- И даже конфет не надо, - совсем неразборчиво пробормотал он, порылся по карманам и выложил на стол последнюю мятую пятерку, - Только везите его быстрее. И аккуратнее.
Сгорбился, сжался в комок и уселся в угол рядом с Ли Пейсом. Тот перестал ежится, светло улыбнулся, крепко прижал Дмна к себе и взлохматил его золотистые волосы.
- Все будет хорошо, - прошептал куда-то в растрепанную макушку.
А потом были томительные часы нервного ожидания. Дин шатался по всему Дому бледный и злой, Эйдан ходил с ним рядом и периодически клал руку ему на плечо, просто чтобы показать, что все хорошо, они по-прежнему все вместе. Эндрю Скотт заперся на кухне и громыхал там кастрюлями и котлами, видимо, успокаивал нервы, Люк ушел к Гэттису, и все догадывались, что они снова пьют виски и перебирают засушенную лаванду, Мерлин Менсон и Томочка жгли ладан и тихонько напевали псалмы, Камбербетч сидел в своем любимом кресле у камина, сложив руки в молитвенном жесте и о чем-то размышляя, а Крис (не менее бледный и испуганный чем Дин) схватил в охапку Рейкьявика, забился под стол, он твердо знал, что туда никогда не доберутся никакие неприятности.
Конечно, потом все стало хорошо. Позвонила Хелена (никто так и не понял, с чьего номера был звонок, то ли Тима, то ли Джонни Деппа, но какая в сущности разница) и сказала, что Шон теперь в безопасности. И, может, даже скоро будет Дома.
Вернулся Люк с бутылкой, где на донышке оставалась капелька виски, с букетиком лаванды в петлице и со смущенно улыбающимся Гэттисом.
Дин и Эйдан построили новую машину из стульев и пледов (и даже Тильда дала свой плед, не ворчала по этому поводу) и это оказалось гораздо интереснее. А потом Мерлин Менсон и вовсе разрешил немного покататься на своем гробу на колесиках, в котором он обычно спал. И старую Нокию 3310 они согнули общими усилиями - Крис потом еще долго сиял от гордости.
На следующий день Шон Бин и правда вернулся Домой, уселся за стол в углу, замотался в плед и налил себе огромную кружку Адмиральского чая.
А Дин сделал кучу фотографий, и потом они с Эйданом проявили их, заперевшись в темной ванной. Хорошие получились снимки, все улыбались.
Дин развешивал фотографии сушиться на бельевую веревку, слушал сопение Эйдана и думал, что личная фотостудия - это, конечно, хорошо, но у него есть вещи куда более важные. Наверное, потому что совсем не вещи. А лучше новой машины, и айфона, и даже большого-пребольшого кулька конфет


@темы: буквы, с которыми я играю, Дом, который построил всех

17:35 

просто так

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Внезапно осознала, почему Ричард Эрмитаж и Эйдан не ездят на хоббиткон
Повеселилась такому осознанию
Ну и вот
Розовые сопли в сахаре

- Он там напьется с русскими фантами. И пойдет танцевать. А может даже ввяжется с кем-нибудь в драку.
- Это все не повод осуждать его, не так ли?
Эйдан вскидывается и смотрит обиженно, Ричард спохватывается, понимает, что снова сказал что-то неправильно.
- Я не осуждаю, - говорит Эйдан, - Я просто боюсь за него, - эти слова звучат пугающе серьезно, и Ричард не верит собственным ушам, он не может припомнить такой серьезности у обоих этих шалопаев.
- Прости, ты что делаешь? - переспрашивает он и смотрит неверяще.
- Боюсь, - насупленно повторяет Эйдан и ковыряет пол носком ботинка.
Ричард вздыхает, присаживается перед ним на корточки, и бережно греет его отчего-то холодные руки в своих ладонях. Он делает это машинально, ни на секунду не задумываясь, и только потом понимает, что это не его маленький племянник Эйб, это взрослый, на самом деле, мужчина.
Только почему-то срабатывает даже со взрослым мужчиной, не хуже, чем с маленьким мальчиком: Эйдан перестает сопеть и смотреть настороженно, в глазах появляется любопытство и готовность слушать.
Осторожно подбирая слова, Ричард говорит о том, что Иисус радуется, когда люди дарят счастье друг другу, и если этот светлый день Дин проведет со своими многочисленными фанатами, будет шутить и веселиться и несомненно веселить их, в этом нет ничего плохого, есть только много хорошего.
Эйдан слушает очень внимательно, и Ричард в очередной раз ловит себя на сожалении о том, что этот парень был его племянником только на экране, совсем непродолжительное время, на самом деле. Даже времени проведенного вместе на съемочной площадке не хватило, чтобы насладиться общением с великовозрастными балбесами. Почему они негласно приняли "родство" и продолжают теперь с ним общаться - это для Ричарда тоже оставалось великой загадкой.
А еще они каждый раз умели удивлять. Вот и теперь.
- Прости, что? - переспрашивает Ричард.
- На мессу говорю, вместе пойдем? Это семейный праздник, - Эйдан снова сопит и отводит взгляд, а Ричард вдруг понимает, что все еще сидит на корточках, держит его за руки и смотрит снизу-вверх. А еще понимает, что давно уже не был так счастлив.
- Пойдем, конечно, - торопливо соглашается он. И хочет добавить, что потом можно купить мороженое или пойти в парк аттракционов, покататься на карусели, но еще более торопливо напоминает себе, что это не ребенок, нет, не племянник Эйб. Но с этим он разберется когда-нибудь позже. Привыкнет. Смирится.
Пасхальное утро они встречают в тихой скромной церквушке. Обоих переполняет ликование.
Эйдан показывает Ричарду мобильный с смской от Дина. Просто поздравление с праздником, но они оба понимают, что это значит: там, среди фанатов и бурного веселья Дин не забыл о самом главном и о самых главных.
- Пойдем в паб, выпьем пива? - осторожно предлагает Ричард.
- Лучше на карусель, - выпаливает Эйдан, - И, пожалуйста, купи мне мороженое


@темы: ВК и хоббит, ДинЭйдан, буквы, с которыми я играю

03:42 

птенцы писчат в своем гнизде

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
- Я останусь на ночь? - удивительно робко спросила в тот день Тильда.
- С ума сошла? - вскинулся в своем углу Шон Бин, поднял отяжелевшую опьяневшую голову и удивленно посмотрел на Суинтон, - Совсем сумасшедшая, а?
Та хотела было оскалиться в ответ, зашипеть змеей, выпустить яд, но сникла, опустила острые плечи, нахохлилась и тяжело вздохнула.
-Говорю же, сумасшедшая, - пробасил Шон Бин и тепло улыбнулся, - Ну почему ты спрашиваешь, глупая? Конечно, оставайся.
С трудом поднялся на ноги и нетвердой походкой направился вглубь Дома разыскивать комплект постельного белья и одеяло. Задача была не из легких, почти все одеяла мальчишки пустили на постройку шалаша в саду, а простыни были им нужны для игры в мумию.
- Тильда, я видел сегодня комнату, наверное, это для тебя, - подал голос Дин, - Там на стенах чучела животных и красивые бабочки на булавках. И еще в стене мини-бар с бутылками, кажется, это мартини. Или абсент, я не помню.
- Ну что ты, это не для нее, - немедленно откликнулся Том, - Я тоже видел сегодня комнату. Там большое окно, много солнечного света, и повсюду красивые цветы. Это твоя комната, да?
- Мальчишки, - невразумительно ответила Тильда. И снова хотела прошипеть ядовито, но не получилось, она уже почти смирилась с тем, что нельзя шипеть и капать ядом, ни к чему вовсе.
Том, Дин и Эйдан отвели ее потом в увиденную днем комнату. Она зашла внутрь, а мальчишки деликатно остались на пороге, но шумно сопели от любопытства, толкались в дверях. Она хихикнула, посторонилась и услышала разочарованный вздох. Комната была большая, может, самая большая в доме, с белыми стенами и общим ощущение стерильной операционной. И почти пустая, только у стены стояла одиноко узкая кровать, похожая на солдатскую койку.
- Ты располагайся, а мы пойдем, - выразил наконец общее мнение Том, - Доброй ночи, - добавил так тепло и ласково, что Тильда против воли улыбнулась.
- Доброй ночи! - нестройно, но от души проорали Дин с Эйданом и умчались куда-то, как обычно радостно топоча, словно стадо восьминогих коней.
Суинтон покачала головой и с замиранием сердца подошла к кровати. Она знала откуда-то, что под подушкой лежит шоколадка и старый оловянный солдатик, она спала с ним, когда была маленькой девочкой, а потом их семья переехала в другой город, и солдатик, увы, затерялся при переезде.
- Ну здравствуй, - выдохнула едва слышно. Но больше, конечно, ничего не сказала. Она все-таки была уже взрослой женщиной, а не той глупой маленькой девочкой с тонкими смешными косичками и неуверенностью в себе.
Среди ночи ее разбудил дикий грохот. В общем-то она привыкла к грохоту или воплям в Доме, но днем ведь, а не в час, когда все порядочные люди видят десятый сон. (Она кстати тоже видела. Что-то про мумий в жарких песках Египта, про Шона Бина и высотные здания, немножко про Томочку с Рейкьявиком на руках)
А сейчас грохотало над головой. Такое ощущение, что прямо по голове. И Тильда вспомнила, что на крыше спят Дин и Эйдан. Они упросили Люка разрешить им ночевать не в комнате, такое сильное впечатление произвела тогда на них прогулка по крыше дома Камбербетча.
- Снова играют, - поняла Тильда, и почему-то ей совсем не захотелось возмущаться и не стала даже думать о том, чтобы хорошенько отругать их на следующее утро. Грохот все продолжался, Тильда перевернулась на другой бок, закрыла глаза и попыталась представить, во что они могут играть на этот раз? Днем играли в мумию, может, теперь в пиратов? Или в войну? Логичнее было бы играть в прятки, ночью темно и ни черта не видно, а ведь, пожалуй, надо будем им предложить эту идею... Уснула, сжимая в руке оловянного солдатика и размышляя про мальчишечьи игры. А потом уже совсем под утро проснулась в сильнейшем беспокойстве. Лето ведь уже закончилось, а бестолковые мальчишки, наверное, замерзали на своей крыше, но они упрямые и не пойдут спать в комнату.
Кивнула своим мыслям, взяла одеяло, тихонько прокралась на крышу и укутала Дина с Эйданом. Они, конечно, даже не проснулись, только старший проворчал что-то сквозь сон, а младший смешно наморщил лоб и крепче схватился за руку Дина.
Возвращаться в свою стерильную комнату Тильда не стала, пошла на кухню варить кофе и размышлять о Любви. Так погрузилась в свои мысли, что не обратила внимание на Шона Бина, крадущегося в свой кабинет. Да и мало ли откуда он шел, небось бутылку от самого же себя перепрятывал. Фыркнула тихонько и включила кофеварку, раз нет теперь одеяла, придется греться чем-нибудь другим.
Позже утреннее солнце осветило смешно прижавшихся друг к другу мальчишек. Взъерошенные и лохматые, они были похожи на двух птенцов. Еще больше сходства им придавало гнездо из одеял, в котором они оказались. Потому что не только Тильда и сердобольный Шон Бин испугались ночью, что мальчишки замерзнут и навестили их с одеялами.

@темы: буквы, с которыми я играю, Дом, который построил всех, ДинЭйдан

16:21 

приквел

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Оооооооой что я только что поняла
Мне все не давала покоя эта история
Про него, который "нигде не встретил дамы, той, чьи взоры непреклонны"
Он же всюду ласки расточал
Значит не исключено, что у кого-то из женщин мог родиться ребенок
А потом он вырос и пошел по стопам отца, только в лучшем смысле
Ведь он, который поклялся, он был рыцарем, правда ведь?
А сын его тоже стал рыцарем
И отец где-то Там заботился о своем сыне
Поэтому сын "путешествуя в Женеву на дороге у креста видел он Марию Деву"
Ну а что там дальше было, вы сами знаете
Видимо, тот упросил помочь
И, чтобы сын не повторял его ошибок
Ооооооооооой как я хочу написать об этом
Хорошо написать

@темы: буквы, с которыми я играю, лытдыбр, недоумения псто, ой, я открыл Америку

18:55 

на выход нового фильма

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Живи умри и снова

Однажды в Дом удивительно робко вошёл Том Круз. Его встретило всеобщее неудовольствие, сидящий в углу Шон Бин очень тяжело вздохнул, передёрнул плечами и опрокинул в себя очередную стопку, Эндрю выглянул на секунду из кухни и оскалился не хуже настоящего шакала, Тильда по-змеиному зашипела, а Дин угрожающе замахнулся деревянным мечом. Даже Ли Пейс, как всегда сидящий в своём уголке отшельника, приоткрыл один глаз и укоряюще посмотрел на гостя.
- Ты так больше никогда не делай, - очень серьёзно попросил Томочка, взял Тома за руку и проникновенно заглянул ему в глаза, - Никогда-никогда так не делай, это Шон Бин обручён со смертью, это его дама.
- Угу, - пробасил Хемсворт и оччччень выразительно поиграл мышцами, показывая всю серьёзность происходящего.
- Да я и сам знаю, - покаянно вздохнул Том Круз, - Я пришёл прощения попросить, и вот..это..подружиться с вами хотел.
Он достал откуда-то огромный торт и поставил его на стол. Мальчишки, конечно, сразу столпились вокруг и начали спорить, кому достанется кусок с большой шоколадной медалькой.
А Круз достал из кармана запотевшую бутылку "Русского стандарта", сел в угол к Шону Бину и серьёзно попросил: "Прости, а?"
Пока мальчишки уплетали торт, Шон и Том успели помириться, распить бутылку, бурно поругаться, достать из заначки ещё одну бутылку, распить и её и не менее бурно помириться.
- Хороший ты мужик, - признал, наконец, Шон.
- И ты хороший, - пьяно хихикнул Том Круз, - Ты лучше, ты много дочек родил, а я только одну.
- Зато какую, - проворковал Шон Бин и смахнул пьяную слезу умиления.
Они потом ещё долго обсуждали детей, футбол и дислексию. Впрочем, последнее неудивительно, у обоих язык уже здорово заплетался от количества выпитого.
Люк пришёл поздним-поздним вечером, все домочадцы разошлись по своим комнатам и спали, и только в углу по-прежнему пили Шон Бин и Том Круз, сил разговаривать уже не хватало, они просто понимающе и ласково улыбались друг другу. А на столе Люка ждал оставленный ему кусок торта с большой шоколадной медалькой.


@темы: такие волшебники, буквы, с которыми я играю, Дом, который построил всех

02:23 

миру мир, мне пломбир

"у кого-то богатый внутренний мир, а у меня богатая внутренняя война"
Каждому по потребностям заслугам

Томочка и Дин с Эйданом долго упрашивали Люка купить им мороженое. Железный хмурился, сопел, поправлял зачем-то воротник рубашки и каждый раз мрачно отказывал в просьбе. То джентльмены не едят мороженое на улице, то Эндрю сейчас размораживает холодильник, некуда будет мороженое положить, то слишком холодно, то "кто вчера и без того снова наелся снега и потом всю ночь кашлял?!"
Шон Бин и Кеннет Брана никак не комментировали происходящее, они мирно пили в своём углу и радовались, что дети не требуют алкоголь. Ли как обычно молчал, Мерлин Менсон ласково улыбался и предлагал мальчишкам мармеладных мишек, Ричард глубоко вздыхал и, ласково улыбаясь, говорил, что в жизни нередко бывает не так, как людям того хотелось бы, и не всегда возможности совпадают с желаниями, и вообще старших надо слушаться. А Камбербетч ходил есть мороженое в другой дом, Цискаридзе и Экклстон разрешали ему питаться мороженым хоть каждый день. Коля только строго требовал, чтобы не позднее шести часов вечера, а Экклстон заботливо наливал в чашку горячий шоколад, чтобы запить и просил завязывать шарф, когда наступит зима.
И только Эндрю Скотт очччень понимающе изгибал бровь и уходил на кухню к своим любезным котлам, кастрюлям и сковородкам.
- Ну и жмот же ты, папаша, жалко что ли детям мороженое? - некуртуазно поинтересовался главарь банды гопничков, который зашёл как-то в гости и стал случайным свидетелем просьбы мальчиков и привычного отказа Люка. Впрочем, надо отдать ему должное, он спросил только про детей и мороженое, про бабу и цветы благоразумно уточнять не стал. То ли манеры приобрел, то ли осторожность, то ли всё это вместе. Общение с Сашей Грей явно шло ему на пользу.
- И правда, Люк, почему ты не купишь мальчикам мороженого? - нежно проворковала Саша.
- Люк, не будь таким жестоким, даже мы с Тимом не так строги с Джонни и детьми, - хохотнула Хелена.
- Они ведь хорошо себя вели, - удивительно мягко и нежно присовокупила Тильда, смутилась под удивлёнными взглядами всех домочадцев, опустила глаза, и её щёки покрылись лёгким румянцем, что ей, вот ведь удивительное дело, чертовски шло.
- Вот ведь ж-жжженщины, - невнятно пробормотал Кеннет, посмотрел с затаённой грустью на Хелену, с ласковым недоумением на Тильду и с отеческой нежностью на Сашу Грей.
- И не говори, - поддакнул Шон Бин, - Женщины они такие... особенно в России...стр-р-рогие, но прекрасные, - грустно заключил он и снова погрузился в воспоминания о вечерах в Севастополе, когда он был молод и прекрасен, и снимался в фильме по русской классике и о недавней поездке в Москву, когда он не был уже молод, но ведь всё ещё был прекрасен.
А Ли Пейс как всегда промолчал, только весело и немного хитро улыбнулся в своём уголке отшельника.
- Хорошо, - вздохнул Люк, снова поправил зачем-то воротник рубашки и обратился непонятно к кому: Только потом не жалуйтесь.
Он купил много-много мороженого, вручил его мальчикам и уселся в гостиной за круглым столом с кипой каких-то счетов и графиков.
В тот день в гости пришли Гэттис и Теннант. Марк посмотрел на мальчишек, поедающих мороженое, со свистом втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы, сел рядом с Люком и, не глядя, схватил какой-то график. А Дэвид не отказал себе в удовольствие и тоже присоединился к мальчикам, благо, Люк купил им много, действительно много мороженого, они ведь хорошо себя вели.
Эндрю плотно закрыл дверь на кухню в твёрдой уверенности, что не выйдет оттуда пока не закончится всё это чертово мороженое. Ли весело улыбнулся и покачал головой. А Теннант и мальчишки ничего не замечали, наслаждались вкусным-превкусным мороженым.


@темы: буквы, с которыми я играю, Дом, который построил всех

осьминогий лось

главная